Четырехкомпонентная схема лечения хеликобактер пилори

Эрадикационная терапия Helicobacter Pylori

Четырехкомпонентная схема лечения хеликобактер пилори

Марина Поздеева о принципах и схемах антихеликобактерной терапии

Колонизация Helicobacter pylori поверхности и складок слизистой оболочки желудка значительно затрудняет антибактериальную терапию.

Успешная схема лечения основана на сочетании препаратов, которые предотвращают возникновение резистентности и настигают бактерию в различных участках желудка.

Терапия должна гарантировать, что даже небольшая популяция микроорганизмов не останется ­жизнеспособной.

Эрадикационная терапия Helicobacter pylori включает комплекс нескольких препаратов. Распространенная ошибка, которая зачастую приводит к непредсказуемым результатам, — замена даже одного хорошо изученного препарата из стандартной схемы на другой препарат той же ­группы.

Ингибиторы протонной помпы (ИПП)

Терапия ИПП доказала эффективность в различных клинических исследованиях. Хотя in vitro ИПП и оказывают прямой антибактериальный эффект на H. pylori, тем не менее они не играют важной роли в эрадикации ­инфекции.

Механизм синергии ИПП при сочетании с противомикробными препаратами, который повышает клиническую эффективность эрадикационной терапии, полностью не установлен.

Предполагается, что антисекреторные препараты группы ИПП могут способствовать повышению концентрации антимикробных средств, в частности метронидазола и кларитромицина, в просвете желудка.

ИПП уменьшают объем желудочного сока, вследствие чего вымывание антибиотиков с поверхности слизистой уменьшается, и концентрация, соответственно, увеличивается. Кроме того, снижение объема соляной кислоты поддерживает стабильность антимикробных ­препаратов.

Препараты висмута

Висмут стал одним из первых препаратов для эрадикации H. pylori. Существуют доказательства, что висмут оказывает непосредственное бактерицидное действие, хотя его минимальная ингибирующая концентрация (МИК — наименьшее количество препарата, ингибирующее рост возбудителя) в отношении H. pylori слишком высока.

Как и другие тяжелые металлы, такие как цинк и никель, соединения висмута снижают активность фермента уреазы, который принимает участие в жизненном цикле H. pylori. Кроме того, препараты висмута обладают местной антимикробной активностью, действуя непосредственно на клеточную стенку бактерий и нарушая ее ­целостность.

Метронидазол

H. pylori, как правило, очень чувствительны к метронидазолу, эффективность которого не зависит от pH среды.

После перорального или инфузионного применения в желудочном соке достигаются высокие концентрации препарата, что позволяет достичь максимального терапевтического эффекта.

Метронидазол — это пролекарство, которое в процессе метаболизма проходит активацию бактериальной нитроредуктазой. Метронидазол приводит к потере спиральной структуры ДНК H. pylori, в результате чего происходит поломка в ДНК и бактерия ­погибает.

­NB! Результат лечения считается положительным, если результаты теста на H. pylori, проведенного не ранее 4 недель после курса лечения, будут отрицательными. Проведение теста до истечения 4 недель после эрадикационной терапии значительно повышает риск ложноотрицательных результатов. Предпочтительна отмена приема ИПП за две недели до ­диагностики.

Эрадикационная терапия хеликобактер пилори: схема

Кларитромицин, 14‑членный макролид, представляет собой производное эритромицина с аналогичным спектром активности и показаниями к применению.

Однако в отличие от эритромицина он более устойчив к воздействию кислот и имеет более длительный период полувыведения.

Результаты исследований, доказывающих, что схема тройной эрадикационной терапии хеликобактер пилори с использованием кларитромицина дает положительный результат в 90 % случаев, привели к широкому использованию ­антибиотика.

В связи с этим в последние годы было зафиксировано увеличение распространенности устойчивых к кларитромицину штаммов H. pylori. Нет никаких доказательств того, что увеличение дозы кларитромицина позволит преодолеть проблему антибиотикорезистентности к ­препарату.

Амоксициллин

Антибиотик пенициллинового ряда, амоксициллин и структурно, и по спектру активности очень близок к ампициллину. Амоксициллин стабилен в кислой среде.

Препарат ингибирует синтез клеточной стенки бактерий, действует и местно, и системно после абсорбции в кровоток и последующего проникновения в просвет желудка. H.

pylori демонстрирует хорошую чувствительность к амоксициллину in vitro, однако для эрадикации бактерии требуется комплексная ­терапия.

Тетрациклины

Точкой приложения тетрациклинов является бактериальная рибосома. Антибиотик прерывает биосинтез белка и специфически связывается с 30‑S субъединицей рибосомы, исключая добавление аминокислот к растущей пептидной цепи. Тетрациклин доказал in vitro эффективность против H. pylori и сохраняет активность при низком ­pH.

Показания к эрадикационной терапии

В соответствии с принципами, утвержденными в Маастрихте в 2000 году (the Maastricht 2–2000 Consensus Report), эрадикация H. pylori настоятельно ­рекомендуется:

  • всем больным с язвенной ­болезнью;
  • пациентам с низкодифференцированной MALT-­лимфомой;
  • лицам с атрофическим ­гастритом;
  • после резекции по поводу рака ­желудка;
  • родственникам больных раком желудка первой степени ­родства.

Необходимость проведения эрадикационной терапии пациентам с функциональной диспепсией, ГЭРБ, а также лицам, длительно принимающим нестероидные противовоспалительные препараты, пока остается предметом дискуссий. Доказательств того, что эрадикация H. pylori у подобных больных влияет на течение заболевания, нет.

Однако хорошо известно, что у лиц с H. pylori, страдающих неязвенной диспепсией и корпус-преобладающим гастритом, повышается риск развития аденокарциномы желудка. Таким образом, эрадикацию H.

pylori следует рекомендовать также и пациентам с неязвенной диспепсией, особенно если в гистологии выявляется корпус-преобладающий ­гастрит.

Аргумент против антихеликобактерной терапии у пациентов, принимающих НПВП, таков: организм защищает слизистую оболочку желудка от повреждающего действия лекарственных препаратов, повышая активность циклооксигеназы и синтез простагландина, а ИПП снижают естественную защиту. Тем не менее ликвидация H. pylori до назначения НПВП достоверно снижает риск язвенной болезни на фоне последующего лечения (исследование американских ученых под руководством Франсиса Чана (Francis K. Chan), опубликованное в The Lancet в 1997 ­году).

Эрадикационная терапия

Несмотря на применение комбинированных схем лечения, у 10–20 % пациентов, инфицированных H. pylori, не удается достичь элиминации возбудителя. Наилучшей стратегией считается подбор наиболее эффективной схемы лечения, однако не следует исключать возможность использования двух и даже более последовательных схем в случае недостаточной эффективности терапии ­выбора.

В случае неудачной первой попытки эрадикации H. pylori рекомендуют сразу перейти к терапии второй линии. Посев на чувствительность к антибиотикам и переход на схемы терапии спасения показан только тем пациентам, у которых терапия второй линии также не приведет к эрадикации ­возбудителя.

Одной из самых эффективных «схем спасения» является комбинация ИПП, рифабутина и амоксициллина (или левофлоксацина по 500 мг) на протяжении 7 дней.

Исследование итальянских ученых, проведенное под руководством Фабрицио Перри (Fabrizio Perri) и опубликованное в Alimentary Pharmacology & Therapeutics в 2000 году, подтвердило, что схема с рифабутином эффективна против штаммов H.

pylori, резистентных к кларитромицину или метронидазолу. Однако высокая цена рифабутина ограничивает его широкое ­применение.

­NB! Во избежание формирования резистентности одновременно к метронидазолу и кларитромицину эти препараты никогда не комбинируют в одной схеме.

Эффективность подобной комбинации очень высока, однако у пациентов, не ответивших на терапию, обычно формируется устойчивость сразу к обоим препаратам (исследование немецких ученых под руководством Ульриха Пейтца (Ulrich Peitz), опубликованное в Alimentary Pharmacology & Therapeutics в 2002 году). И дальнейший подбор терапии вызывает серьезные ­затруднения.

Данные исследований подтверждают, что 10‑дневная схема терапии спасения, включающей рабепразол, амоксициллин и левофлоксацин, гораздо эффективнее, чем стандартная эрадикационная терапия второй линии (исследование итальянских ученых под руководством Энрико Ниста (Enrico C Nista), опубликованное в Alimentary Pharmacology & Therapeutics в 2003 ­году).

Источник: https://www.katrenstyle.ru/articles/journal/diagnosis_treatment/eradikatsionnaya_terapiya_helikobacter_pylori

Лапина Т.Л. Эрадикационная терапия инфекции Helicobacter pylori

Четырехкомпонентная схема лечения хеликобактер пилори
Т.Л. Лапина
2005 год – это год двух знаковых событий, связанных с микроорганизмом Helicobacter pylori. Первое событие имеет огромный общественный резонанс: Нобелевская премия в области физиологии и медицины в 2005 году присуждена двум австралийским исследователям – Бэрри Дж. Маршаллу и Дж.

Робину Уоррену за открытие “бактерии Helicobacter pylori и ее роли при гастрите и язвенной болезни”. Первая культура тогда еще неизвестного микроба, выделенная из биоптатов антрального отдела желудка человека, была получена в 1982 году. С тех пор накоплен существенный багаж знаний о значении H. pylori в патогенезе заболеваний человека и возможностях терапии этих заболеваний.

Второе событие ожидали врачи и специалисты. Это очередной пересмотр авторитетных европейских рекомендаций по диагностике и лечению инфекции H. pylori. По названию места проведения первых конференций по выработке консенсуса в данной сфере – г.

Маастрихта – рекомендации носят название маастрихтских, а по числу таких конференций – третьи маастрихтские рекомендации (предшествующие конференции были проведены в 1996 и 2000 году).  

Показания для эрадикационной терапии инфекции Н. pylori

В качестве показаний для обязательного проведения лечения, направленного на уничтожение H. pylori, выступают: • Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки как в стадии обострения, так и в стадии ремиссии, а также после лечения осложнений – осложненные формы. • МАLТома (редкая опухоль – В-клеточная лимфома, происходящая из лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистыми оболочками). • Атрофический гастрит. • Состояние после резекции желудка по поводу рака; • Близкое родство с лицами, страдающими раком желудка (то есть, эрадикация H. pylori показана лицам, являющимся ближайшими родственниками больных раком желудка). • Желание пациента (после полной консультации врача). Приведенный выше перечень показаний был предложен участниками Маастрихтской конференции еще в 2000 году. За прошедшие 5 лет удалось накопить достаточно новых фактов, которые подтверждают правильность выбора этих состояний для обязательной противогеликобактерной терапии. Объективно показано, что именно уничтожение H. pylori при язвенной болезни приводит не только к успешному заживлению язвы, но к существенному снижению частоты рецидивов заболевания, а также к предотвращению осложнений заболевания. Эрадикационная терапия H. pylori при атрофическом гастрите, у родственников больных раком желудка, а также после резекции желудка по поводу рака расценивается как профилактическое мероприятие по предотвращению предраковых изменений слизистой оболочки желудка и собственно рака. Синдром диспепсии (боли и дискомфорт в эпигастральной области) служит одной из наиболее частых причин обращения к врачу общей практики и к гастроэнтерологу. Следует ли планировать как необходимые мероприятия диагностику H. pylori и антигеликобактерную терапию при наличии синдрома диспепсии. Международные эксперты предлагают выделять две клинические ситуации: 1) синдром диспепсии, причина которого не установлена; 2) установленный диагноз функционального заболевания – функциональной диспепсии. При первом обращении к врачу по поводу диспепсии (“неустановленная” диспепсия) лицам до 45 лет без настораживающих симптомов (потеря веса, лихорадка, дисфагия, признаки кровотечения) рекомендуется не проводить эндоскопическое исследование, и следовать стратегии “test-and-treat”. “Test-and-treat” подразумевает диагностику H. pylori неинвазивным методом (не требующим проведения эндоскопического исследования с биопсией) и назначения эрадикационной терапии при положительном результате. В странах с высокой частотой распространения инфекции H. pylori (к таким странам относится и Россия) такой подход позволяет экономить ресурсы здравоохранения и добиваться положительного клинического эффекта от эмпирической противогеликобактерной терапии.

Эрадикационная терапия H. pylori должна расцениваться как приемлемый метод лечения функциональной диспепсии, особенно в странах с высокой частотой инфекции. В качестве доказательной базы этого утверждения приведем данные систематического обзора Кохрейновского фонда (P. Moayyedi, S. Soo, J. Deeks et al.s 2006).

Анализ 13 рандомизированных контролируемых исследований (с числом пациентов 3186) показал, что снижение относительного риска возникновения диспептических жалоб у пациентов, прошедших эрадикацию Н. pylori, происходит на 8% (95% CI = 3% – 12%) по сравнению с группой, получавшей плацебо.

NNT (для излечения 1 случая диспепсии) составило 18 (95% CI = 12 – 48). Положительный эффект антигеликобактерной терапии у больных функциональной диспепсией статистически значимый, хотя и незначительный.

Это, видимо, и обусловило рекомендательный (но не обязательный) характер назначения эрадикационной терапии при функциональной диспепсии.

Благодаря высокой частоте актуальными проблемами современной гастроэнтерологии можно назвать гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь и гастропатию, индуцированную нестероидными противовоспалительными средствами. Значение H. pylori в патогенезе этих заболеваний спорно, и проведение антигеликобактерной терапии должно быть подчинено ряду положений.

Эрадикация H. pylori не провоцирует развитие гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Эрадикация H. pylori не оказывает влияние на результат применения базисных препаратов для лечения рефлюксной болезни – ингибиторов протонной помпы. Диагностика H.

pylori не должна расцениваться как рутинное исследование при рефлюксной болезни пищевода, однако определение H. pylori и противогеликобактерную терапию следует проводить у больных, нуждающихся в длительном поддерживающем приеме ингибиторов протонной помпы.

Эта рекомендация основана на интересном взаимоотношении хронического гастрита, вызванного H. pylori, и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, требующей лечения ингибитором протонной помпы. Около 10 лет назад были опубликованы данные об ускоренном развитии атрофии (особенно в теле желудка) при длительной терапии блокаторами Н2-рецеторов гистамина и ингибиторами протонной помпы.

Атрофический гастрит – это предраковое заболевание, что ставит под сомнение безопасность применения этих мощных антисекреторных средств. При более подробном изучении взаимоотношения атрофического гастрита и ингибиторов протонной помпы, оказалось, что лекарственные средства не оказывают никакого влияния на морфологию слизистой оболочки желудка. Причина хронического гастрита – инфекция H.

pylori. Ингибитор протонной помпы, оказывая существенное влияние на рН желудка, защелачивают микроокружение бактерии, делая их жизнеспособность практически невозможной. При монотерапии ингибитором протонной помпы H.

pylori перераспределяется по слизистой оболочке желудка – из антрального отдела переходят в тело желудка с более низкими значениями рН, там же и происходит активизация воспаления.

B.E. Schenk и соавт. (2000) исследовали характеристики гастрита при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни в течение 12 месяцев лечения омепразолом 40 мг в трех группах: 1) H. pylori-позитивным больным провели эрадикационную терапию; 2) H.

pylori-позитивные больные вместо эрадикационной терапии получали плацебо; 3) пациенты исходно без инфекции H. pylori. При сохранении H. pylori активность воспаления увеличилась в теле желудка, уменьшилась в антральном отделе, при успешной эрадикации H.

pylori – активность воспаления уменьшилась и в теле желудка, и в антральном отделе; у больных исходно без инфекции H. pylori – никаких гистологических изменений не было выявлено. Таким образом, никакой связи между прогрессированием атрофического гастрита и приемом омепразола нет.

Прогрессирование атрофического гастрита происходит лишь на фоне наличия инфекции H. pylori. Это и обусловило появление рекомендации сначала уничтожить микроорганизм, а лишь затем назначать ингибиторы протонной помпы на длительный срок при рефлюксной болезни пищевода.

Взаимоотношения гастропатии, индуцированной нестероидными противовоспалительными средствами (НПВС), и H. pylori авторы международных рекомендаций также суммировали в нескольких положениях.

• Эрадикация H. pylori показана лицам, которые вынуждены длительно принимать НПВС, но этого курса недостаточно для предотвращения возникновения язв. • Перед началом курса НПВС следует провести антигеликобактерную терапию для профилактики язвообразоваиия и кровотечения. • При необходимости длительного приема аспирина и при наличии кровотечения в анамнезе следует проводить тест для определения инфекции H. pylori и при положительном результате назначать антигеликобактерное лечение. • При необходимости длительного приема НПВС и наличии язвенной болезни и/или кровотечения поддерживающая терапия ингибиторами протонной помпы более эффективна, чем эрадикация инфекции H. pylori (для предотвращения язвообразоваиия и кровотечения). Впервые в рекомендациях. Маастрихт – 3 в качестве показаний для эрадикационной терапии проанализированы внежелудочные заболевания, которые через ряд патогенетических механизмов могут быть связаны с инфекцией H. pylori. Так лечение может быть назначено при железодефицитной анемии, причина которой не установлена, или при идиопатической тромбоцитопенической пурпуре. Несмотря на то, что уровень научной доказательности не самый высокий и степень настоятельности рекомендации также не максимальна, эти положения, безусловно, взвешенные и имеют под собой определенный фундамент. Так у существенного процента больных (50%) с идиопатической тромбоцитопенической пурпурой после успешной эрадикацоинной терапии инфекции H. pylori удается добиться нормализации уровня тромбоцитов.

Схемы лечения для эрадикационной терапии инфекции Н. pylori

Схемы для успешной эрадикационной терапии H. pylori разработаны эмпирически, как по их компонентам, так и по дозам лекарственных средств, так и по продолжительности лечения. Они отвечают определенным требованиям по эффективности (воспроизводимый в различных популяциях стабильно высокий процент уничтожения микроорганизма) и безопасности.

В качестве терапии первой линии предлагаются следующие трехкомпонентные схемы лечения (см. табл. 1): ингибитор протонной помпы (или ранитидин висмут цитрат) в стандартной дозировке 2 раза в день + кларитромицин 500 мг 2 раза в день + амоксициллин 1000 мг 2 раза в день или метронидазол 500 мг 2 раза в день.

Сочетание кларитромицина с амоксициллином предпочтительнее, чем кларитромицина с метронидазолом. В нашей стране это обусловлено в первую очередь уровнями резистентности штаммов H. pylori к антибактериальным агентам. Так процент резистентных к метронидазолу штаммов (у взрослых пациентов) в 2005 году составил 54,8%, а резистентных к кларитромицину – 19,3% (Л.

В. Кудрявцева, 2006: персональное сообщение).

Таблица 1. Схемы эрадикационной терапии инфекции H. pylori (1-й линии)

1-й компонент схемы2-й компонент схемы3-й компонент схемы
ингибитор протонной помпы: лансопразол 30 мг 2 р\сут или омепразол 20 мг 2 р\сут или пантопразол 40 мг 2 р\сут или рабепразол 20 мг р\сут или эзомепразол 10 мг 2 р\сут кларитромицин 500 мг 2 р\сут амоксициллин 1000 мг 2 р\сут
или ранитидин висмут цитрат 400 мг 2 р\сут или метронидазол 500 мг 2 р\сут

В случае отсутствия успеха лечения предусмотрена терапия второй линии – четырехкомпонентная схема лечения: ингибитор протонной помпы (или ранитидин висмут цитрат) в стандартной дозировке 2 раза в день + висмута субсалицилат/субцитрат 120 мг 4 раза в день + метронидазол 500 мг 3 раза в день + тетрациклин 500 мг 4 раза в день (см. табл. 2). Одним из новых положений Маастрихтского консенсуса 3 служит указание на возможность применения квадротерапии в определенных клинических ситуациях как терапии первой линии (альтернативная терапия первой линии).

Таблица 2. Схемы четырехкомпонентной эрадикационной терапии инфекции H. pylori (2-й линии)

1-й компонент схемы2-й компонент схемы3-й компонент схемы4-й компонент схемы
ингибитор протонной помпы: лансопразол 30 мг 2 р\сут или омепразол 20 мг 2 р\сут или пантопразол 40 мг 2 р\сут или рабепразол 20 мг р\сут или эзомепразол 10 мг 2 р\сут висмута субсалици- лат\субцитрат 120 мг 4 р\сут метронидазол 500 мг 3 р\сут тетрациклин 500 мг 4 р\сут

Претерпели ли изменения представления об оптимальной терапии первой линии за 5 лет истекшие со времени принятия Маастрихтского консенсуса 2? Одно из современных положений Маастрихта 3 то, что комбинация “ингибитор протонной помпы – кларитромицин – амоксициллин или метронидазол” остается рекомендуемой терапией первой линии для популяций с частотой резистентных штаммов к кларитромицину менее 15 – 20%. В популяциях с частотой резистентности к метронидазолу менее 40% предпочтительнее схема “ингибитор протонной помпы – кларитромцин – метронидазол”. Приведенные выше отечественные данные по антибиотикорезистентности акцентируют наше внимание именно на схеме “ингибитор протонной помпы – кларитромицин – амоксициллин”. Минимальная продолжительность тройной терапии составляет 7 дней. Однако, спо современным данным оказалось, что для схемы “ингибитор протонной помпы – кларитромицин – амоксициллин или метронидазол” 14-дневный курс лечения более эффективен, чем 7-дневный (на 12%; 95% CI 7 – 17%). Тем не менее 7-дневная тройная терапия может быть принята, если местные исследования показывают, что она высокоэффективна, и служит более экономичным выбором в странах с низким уровнем затрат на здравоохранение. Таким образом, следует сделать заключение о том, что круг показаний для проведения эрадикационной терапии H. pylori расширяется. Стандартизованная тройная терапия остается надежным инструментом в лечении заболеваний, ассоциированных с H. pylori.

Эрадикационная терапия инфекции Helicobacter pylori. Т.Л. Лапина. Клиника пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и гепатологии им. В.Х. Василенко ММА им. И.М. Сеченова.

Источник: https://www.gastroscan.ru/literature/authors/2222

Терапевтический архив №08 2018 – Оценка эффективности и безопасности гибридной схемы эрадикационной терапии инфекции Helicobacter pylori

Четырехкомпонентная схема лечения хеликобактер пилори

 Г.Л. Юренев, Е.В. Парцваниа-Виноградова, Д.Н. Андреев, Д.Т. Дичева, И.В. Маев Номера страниц в выпуске:33-39 Для цитированияСкрыть список Г.Л. Юренев, Е.В. Парцваниа-Виноградова, Д.Н. Андреев, Д.Т. Дичева, И.В. Маев . Оценка эффективности и безопасности гибридной схемы эрадикационной терапии инфекции Helicobacter pylori.

Терапевтический архив . 2018; 08: 33-39 Резюме 
Цель – провести комплексное сравнительное исследование эффективности и безопасности гибридной схемы эрадикационной терапии (ЭТ) у пациентов с язвенной болезнью желудка или двенадцатиперстной кишки, ассоциированной с Helicobacter pylori.
Материалы и методы.

В проспективное рандомизированное сравнительное исследование было включено 180 пациентов, разделенных на три равные группы по 60 человек в зависимости от назначаемой 10-дневной схемы ЭТ.

Группа 1 – стандартная тройная схема (омепразол, амоксициллин и кларитромицин); группа 2 – четырехкомпонентная терапия с препаратами висмута (омепразол, тетрациклин, метронидазол, висмута трикалия дицитрат); группа 3 – гибридная схема (первые 5 дней: омепразол и амоксициллин; последующие 5 дней: омепразол, амоксициллин, кларитромицин, метронидазол).

Эффективность ЭТ определялась с помощью дыхательного теста через месяц после окончания терапии. Побочные явления регистрировались пациентами в специально разработанных дневниках. Фармакоэкономический анализ проводился с использованием метода «затраты–эффективность» с расчетом коэффициента CER.
Результаты и обсуждение.

Эффективность стандартной тройной терапии составила 73,3% (ITT), 75,9% (PP); четырехкомпонентной терапии с препаратами висмута – 78,3% (ITT), 82,4% (PP); гибридной схемы – 85% (ITT), 91% (PP).

Гибридная терапия оказалась достоверно эффективнее стандартной тройной терапии с отношением шансов (ОШ) 3,25; 95% доверительный интервал (ДИ) 1,08–9,73 (р=0,043; χ2=4,75; p-level=0,029298). Частота побочных явлений при использовании тройной, четырехкомпонентной и гибридной схемы ЭТ составила 15; 18,3 и 28,3% соответственно.

ОШ развития хотя бы одного побочного явления у пациентов, получавших гибридную схему ЭТ, по сравнению с тройной терапией составило 2,24 (95% ДИ 0,91–5,53; р=0,0823; χ2=3,14; p-level=0,076394), а по сравнению с четырехкомпонентной терапией – 1,76 (95% ДИ 0,74–4,17, р=0,2804; χ2=1,68; p-level=0,194924).

По результатам фармакоэкономического анализа наиболее выгодной с экономической точки зрения оказалась гибридная схема ЭТ с показателем CER=20,1. 
Заключение.

Гибридная терапия продемонстрировала наибольшую эффективность по сравнению с тройной и четырехкомпонентной схемами ЭТ, однако частота побочных явлений у пациентов, получавших гибридную схему ЭТ, оказалась выше, хотя и осталась в пределах приемлемого для использования в клинической практике уровня. Фармакоэкономический анализ также показал целесообразность назначения гибридной схемы ЭТ. Полученные данные позволяют сделать вывод о необходимости дальнейшего изучения эффективности и безопасности гибридной схемы ЭТ.

Ключевые слова: Helicobacter pylori, эрадикационная терапия, язвенная болезнь, безопасность, гибридная терапия, тройная терапия, четырехкомпонентная терапия, фармакоэкономика.

https://doi.org/10.26442/terarkh201890833-39

Evaluation of the efficacy and safety of the hybrid scheme for eradication therapy of Helicobacter pylori infection

G.L. Yurenev, E.V. Partzvania-Vinogradova, D.N. Andreev, D.T. Dicheva, I.V. Maiev A.I.

Evdokimov Moscow State Medicine and Dentistry, University of the Ministry of Health of Russia, Moscow, Russia

The aim is to conduct a comprehensive comparative study of the efficacy and safety of the hybrid scheme of eradication therapy (ET) in patients with peptic ulcer of the stomach or duodenum associated with Helicobacter pylori.

Materials and methods. In a prospective, randomized comparative study, 180 patients were divided into three equal groups of 60 people, depending on the prescribed 10-day ET regimen. Group 1 – the standard triple scheme (omeprazole, amoxicillin and clarithromycin); group 2 – four-component therapy with preparations of bismuth (omeprazole, tetracycline, metronidazole, bismuth tricalium dicitrate); group 3 – hybrid scheme (first 5 days: omeprazole and amoxicillin, the next 5 days: omeprazole, amoxicillin, clarithromycin, metronidazole). The effectiveness of ET was determined with the help of a breath test a month after the end of therapy. Adverse events were recorded by patients in specially developed diaries. Pharmacoeconomic analysis was carried out using the “cost-effectiveness” method with calculation of the CER coefficient.
Results and discussion. The effectiveness of standard triple therapy was 73.3% (ITT), 75.9% (PP); four-component therapy with bismuth preparations – 78.3% (ITT), 82.4% (PP); hybrid scheme – 85% (ITT), 91% (PP). Hybrid therapy proved to be significantly more effective than standard triple therapy with a odds ratio (OR) of 3.25; 95% confidence interval (CI) 1.08-9.73 (p=0.043, χ2=4.75, p-level=0.029298). The incidence of adverse events with the use of triple, four-component and hybrid ET regimens was 15; 18.3 and 28.3% respectively. The OR of at least one adverse event in patients receiving a hybrid ET regimen compared with triple therapy was 2.24 (95% CI 0.91-5.53, p=0.0823, χ2=3.14, p-level=0.076394), and compared with the four-component therapy – 1.76 (95% CI 0.74-4.17, p=0.2804, χ2=1.68, p-level=0.194924). According to the results of the pharmacoeconomic analysis, the most profitable from an economic point of view was a hybrid ET scheme with a CER of 20.1.
The conclusion. Hybrid therapy showed the greatest effectiveness in comparison with the triple and four-component ET regimens, however, the incidence of side effects in patients receiving the hybrid ET scheme was higher, although it remained within the acceptable level for use in clinical practice. Pharmacoeconomic analysis also showed the advisability of designating a hybrid ET scheme. The obtained data allow to draw a conclusion about the necessity of further study of the efficiency and safety of the hybrid ET scheme.

Keywords: Helicobacter pylori, eradication therapy, peptic ulcer, safety, hybrid therapy, triple therapy, four-component therapy, pharmacoeconomics.

Язвенная болезнь (ЯБ) – это хроническое рецидивирующее заболевание, протекающее с чередованием периодов обострения и ремиссии, ведущее проявление которой – образование дефекта (язвы) в стенке желудка или двенадцатиперстной кишки [1, 2]. Несмотря на определенную тенденцию к снижению заболеваемости, особенно четко прослеживающуюся в развитых странах, ЯБ остается одной из наиболее распространенных нозологий среди других болезней верхних отделов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) [3, 4]. Согласно результатам последних исследований, общемировая заболеваемость ЯБ варьирует в пределах от 0,1 до 0,3% [5]. Частота развития ЯБ в течение жизни составляет около 5–10%, при этом у пациентов, инфицированных бактерией Helicobacter pylori (H. pylori), данный показатель достигает 20% [6–8].  Основой терапии ЯБ, ассоциированной с инфекций H. pylori, является эрадикационная терапия (ЭТ), которая заключается в одновременном назначении ингибитора протонной помпы (ИПП) и антибактериальных препаратов [1, 2]. Согласно рекомендациям консенсуса Маастрихт V Европейской группы по изучению Helicobacter и микробиоты (2015), в клинической практике применяются несколько линий ЭТ с использованием различных схем [9]. Среди схем первой линии рекомендуется использовать стандартную тройную терапию (ИПП, кларитромицин и амоксициллин) или четырехкомпонентную терапию с препаратами висмута (ИПП, метронидазол, тетрациклин и висмута трикалия дицитрат) [9]. Согласно данным последних метаанализов, эффективность стандартной тройной схемы ЭТ составляет около 69–77% [10–12]. В России данный показатель при использовании 10-дневного курса терапии находится на уровне 71,8–73,9% [13, 14]. Эффективность четырехкомпонентной терапии с препаратами висмута, по данным двух независимых метаанализов, колеблется в пределах 77,6–78,3%, что вполне сопоставимо с эффективностью стандартной тройной терапии [10, 15]. Нужно отметить, что эффективность ЭТ может варьировать в различных географических регионах, коррелируя с уровнем антибиотикорезистентности H. pylori и с распространенностью в популяции индивидуальных молекулярно-генетических предикторов неэффективности антихеликобактерной терапии, ассоциированных с метаболизмом лекарственных препаратов (полиморфизмы генов CYP2C19 и MDR1) [16–18].  Одной из альтернативных схем ЭТ первой линии в настоящее время является гибридная терапия, которая была предложена в 2011 г. P.I. Hsu и соавт. [19]. Гибридная схема ЭТ представляет собой комплексный 10–14-дневный четырехкомпонентный протокол антихеликобактерного лечения без препаратов висмута и состоит из двух этапов: назначение двойной терапии в течение первых 5–7 дней (ИПП и амоксициллин) с переходом на четырехкомпонентную терапию в последующие 5–7 дней (ИПП, амоксициллин, кларитромицин и метронидазол/тинидазол) [20].  В течение первого этапа применения протокола уничтожаются кларитромицин-резистентные штаммы H. pylori и большая часть бактерий на поверхности слизистой оболочки, а в течение второго этапа – прочие, в том числе в глубине желудочных ямок и адгезированные на эпителии (с учетом действия кларитромицина на биопленки и высокой способности проникновения в ткани) [20, 21]. Согласно последнему систематическому обзору, опубликованному в 2016 г. и включившему в себя 12 исследований из разных регионов мира (Тайвань, Китай, Иран, Южная Корея, Испания, Италия), уровень эрадикации при использовании гибридной схемы ЭТ составил 77,6–97,4% по данным анализа intention-to-treat (ITT, «все включенные пациенты, которые приняли хотя бы одну дозу назначенных препаратов») и 82,6–99,1% по данным анализа per-protocol (PP, «пациенты, полностью завершившие курс лечения по протоколу»). Систематизация данных различных исследований показывает, что средний уровень эрадикации при применении гибридной схемы ЭТ составляет 85,1% (ITT) и 91,2% (PP) [22]. В свою очередь средняя частота побочных явлений при применении гибридной схемы ЭТ составляет 32,9%, а переносимость – 96,6% [22].  Таким образом, по данным исследований зарубежных авторов, гибридная схема ЭТ демонстрирует высокую эффективность, хорошую переносимость и приемлемый профиль безопасности, однако данных об эффективности и безопасности этого протокола лечения на территории России нет, что делает актуальным проведение сравнительного исследования в нашей стране. 

Цель исследования – провести комплексное сравнительное исследование эффективности и безопасности гибридной схемы ЭТ у пациентов с H. pylori-ассоциированной ЯБ желудка или двенадцатиперстной кишки.

Материалы и методы 

В исследование включено 180 больных (127 мужчин, 53 женщины) с впервые выявленной язвенной болезнью желудка или двенадцатиперстной кишки, ассоциированной с инфекцией H. pylori. Пациенты с рецидивирующим течением были исключены. Средний возраст пациентов составил 42±6,8 года.  В рамках проспективного рандомизированного исследования пациенты были разделены на три равные группы по 60 человек в зависимости от назначаемой схемы ЭТ.  В группу 1 включены пациенты, которые получали стандартную тройную схему ЭТ, включающую ИПП омепразол (в стандартной дозе 20 мг 2 раза в день), амоксициллин (1000 мг 2 раза в день) и кларитромицин (500 мг 2 раза в день) в течение 10 дней.  Группу 2 составили пациенты, которым в течение 10 дней назначалась четырехкомпонентная терапия с препаратами висмута, состоящая из ИПП омепразола (в стандартной дозе 20 мг 2 раза в день), тетрациклина (500 мг 4 раза в сутки), метронидазола (500 мг 3 раза в сутки), висмута трикалия дицитрата (120 мг 4 раза в сутки). В группу 3 вошли пациенты, которые получали гибридную схему ЭТ с использованием ИПП омепразола (в стандартной дозе 20 мг 2 раза в день) и амоксициллина (1000 мг 2 раза в день) на протяжении первых 5 дней и затем ИПП омепразола (в стандартной дозе 20 мг 2 раза в день), амоксициллина (1000 мг 2 раза в день), кларитромицина (500 мг 2 раза в день) и метронидазола (500 мг 2 раза в день) на протяжении последующих 5 дней.  В качестве ИПП для всех групп выбран омепразол для унифицирования получаемых результатов. Диагноз ЯБ устанавливали на основании жалоб, анамнеза, клинической картины и по данным инструментальных методов обследования (эзофагогастродуоденоскопия – ЭГДС). Подтверждение инфицированности H. pylori проводилось с помощью неинвазивной дыхательной тест-системы (Хелик-тест) [6]. Систематизация результатов клинических исследований, проведенных к настоящему времени, продемонстрировала высокую точность данной тест-системы при диагностике инфекции H. pylori с чувствительностью от 93 до 95% и специфичностью от 82 до 94% [6]. Контроль эффективности ЭТ выполнялся по истечении 1 мес после завершения курса лечения. Эффективность раздельно определялась для анализов ITT и PP. Динамика рубцевания язвенного дефекта оценивалась по данным ЭГДС на 21-е и 28-е сутки исследования. На протяжении курса ЭТ проводилась оценка частоты развития побочных явлений при помощи специального опросника.  По завершении исследования выполнен фармакоэкономический анализ методом «затраты–эффективность» для всех применяемых схем ЭТ. При анализе затрат учитывались средняя стоимость упаковки каждого назначаемого препарата, количество таблеток (капсул) в упаковке, а также дозировка, режим и длительность курса терапии. Рыночная розничная стоимость препаратов оценивалась по состоянию на сентябрь 2017 г. в Московском регионе. Расчет коэффициента «затраты–эффективность» производился по формуле: CER=Cost/Ef,где CER – показатель «затраты–эффективность», Cost – затраты на курс лечения одного пациента, Ef – эффективность. Статистическая обработка данных осуществлялась с помощью специального программного обеспечения MedCalc (Бельгия) в среде Windows 10 (Microsoft, США). ОШ при сравнении различных групп пациентов относительно вероятности достижения лечебного эффекта либо риска развития нежелательных эффектов терапии вычислялось с использованием точного критерия Фишера, а гипотеза о закономерности выявленных различий с учетом распределения проверялась по критерию согласия Пирсона хи-квадрат (χ2). Для всех статистических методов различия между группами считались достоверными при р

Источник: https://con-med.ru/magazines/terapevticheskiy_arkhiv_/246632/246616/

Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению инфекции Helicobacter pylori у взрослых

Четырехкомпонентная схема лечения хеликобактер пилори

1. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Лапина Т.Л., Шептулин А.А. и комитет экспертов. Рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению инфекции Helicobacter pylori у взрослых. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2012; 22(1):87-9.

2. Sugano K., Tack J., Kuipers E.J. et al. Kyoto global consensus report on Helicobacter pylori gastritis. Gut 2015;64:1353-67.

3. Malfertheiner P., Megraud F., O’Morain C.A., Gisbert J.P., Kuipers E.J. et al. Management of Helicobacter pylori infection – the Maastricht V/ Florence Consensus Report. Gut 2017;66:6-30.

4. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Лапина Т.Л., Шептулин А.А., Трухманов А.С., Абдулхаков Р.А., Алексеенко С.А., Дехнич Н.Н., Козлов Р.С., Кляритская И.Л., Курилович С.А., Осипенко М.Ф., Симаненков В.И., Хлынов И.Б.

Лечение инфекции Helicobacter pylori: мейнстрим и новации (Обзор литературы и резолюция Экспертного совета Российской гастроэнтерологической ассоциации, 19 мая 2017 г.).

Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2017; 27(4):421.

5. IARC Helicobacter pylori Working Group (2014). Helicobacter pylori Eradication as a Strategy for Preventing Gastric Cancer. Lyon, France: International Agency for Research on Cancer (IARC Working Group Reports, No. 8) http://www.iarc.fr/en/publications/ pdfs-online/wrk/wrk8/index.php

6. Ford A.C., Forman D., Hunt R.H., Yuan Y., Moayyedi P. Helicobacter pylori eradication therapy to prevent gastric cancer in healthy asymptomatic infected individuals: systematic review and meta-analysis of randomised controlled trials. Br Med J 2014;348: g3174.

7. Seta T., Takahashi Y., Noguchi Y., Shikata S., Sakai T., Sakai K. et al. Effectiveness of Helicobacter pylori eradication in the prevention of primary gastric cancer in healthy asymptomatic people: A systematic review and meta-analysis comparing risk ratio with risk difference. PLoS ONE2017;12(8): e0183321.

8. Ивашкин В.Т., Лапина Т.Л., Шептулин А.А., Трухманов А.С. и др. Практические шаги по профилактике рака желудка в Российской Федерации: алгоритм ведения пациентов с хроническим геликобактерным гастритом (Материалы и резолюция совета экспертов, 9 декабря 2013 г.). Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2014; 24 (2):102-4.

9. Кононов А.В., Мозговой С.И., Рыбкина Л.Б., Бунова С.С., Шиманская А.Г. Оценка цитопротективного влияния висмута трикалия дицитрата на слизистую оболочку желудка при эрадикации H. pylori и пролонгированном приеме препарата. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2006; 16(6):21-8.

10. Kuipers E.J., Uyterlinde A.M., Peña A.S. et al. Increase of Helicobacter pylori-associated corpus gastritis during acid suppressive therapy: implications for longterm safety. Am J Gastroenterol 1995;90:1401-6.

11. Schenk B.E., Kuipers E.J., Nelis G.F. et al. Effect of Helicobacter pylori eradication on chronic gastritis during omeprazole therapy. Gut 2000;46:615-21.

12. Kuipers E.J., Nelis G.F., Klinkenberg-Knol E.C. et al. Cure of Helicobacter pylori infection in patients with reflux oesophagitis treated with long term omeprazole reverses gastritis without exacerbation of reflux disease: results of a randomised controlled trial. Gut 2004;53:12-20.

13. Ивашкин В.Т., Шептулин А.А., Маев И.В., Баранская Е.К., Трухманов А.С., Лапина Т.Л., Бурков С.Г., Калинин А.В., Ткачев А.В. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению язвенной болезни. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2016; 26(6):40-54. DOI:10.22416/1382-4376-2016-6-32-39.

14. Chey W.D., Leontiadis G.I., Howden C.W., Moss S.F. ACG Clinical Guideline: treatment of Helicobacter pylori infection. Am J Gastroenterol 2017;112(2):212-39.

15. Ford A.C., Gurusamy K.S., Delaney B., Forman D., Moayyedi P. Eradication therapy for peptic ulcer disease in Helicobacter pylori-positive people. Cochrane Database Syst Rev 2016;4: CD003840. doi: 10.1002/14651858. CD003840.pub5.

16. Gisbert J.P., Khorrami S., Carballo F., Calvet X., Gene E., Dominguez-Muñoz E. Meta-analysis: Helicobacter pylori eradication therapy vs. antisecretory non-eradication therapy for the prevention of recurrent bleeding from peptic ulcer. Aliment Pharmacol Ther 2004;19(6):617-29.

17. Zucca E., Copie-Bergman C., Ricardi U., Thieblemont C., Raderer M., Ladetto M. Gastric marginal zone lymphoma of MALT type: ESMO Clinical Practice Guidelines for diagnosis, treatment and followup. Ann Oncol 2013; 24 (Suppl 6): vi144-vi148.

18. Bang C.S., Baik G.H., Shin I.S. et al. Helicobacter pylori eradication for prevention of metachronous recurrence after endoscopic resection of early gastric cancer. J Korean Med Sci 2015;30:749-56.

19. Jung, da H., Kim J.H., Chung H.S. et al. Helicobacter pylori eradication on the prevention of metachronous lesions after endoscopic resection of gastric neoplasm: a meta-analysis. PLoS One 2015; 10:e0124725.

20. Yoon S.B., Park J.M., Lim C.H. et al. Effect of Helicobacter pylori eradication on metachronous gastric cancer after endoscopic resection of gastric tumors: a meta-analysis. Helicobacter 2014;19:243-8.

21. Насонов Е.Л., Ивашкин В.Т., Яхно Н.Н., Мартынов А.И., Арутюнов Г.П., Каратеев А.Е., Алексеева Л.И., Чичасова Н.В., Евсеев М.А., Кукушкин М.Л., Лила А.М., Ребров А.П., Новикова Д.С., Копенкин С.С., Абузарова Г.Р., Скоробогатых К.В., Лапина Т.Л., Попкова Т.В.

Проект Национальных клинических рекомендаций (основные положения) Ассоциации ревматологов России, Российской гастроэнтерологической ассоциации, Российского общества по изучению боли «Рациональное использование нестероидных противовоспалительных препаратов» (По результатам совещания группы экспертов, г. Москва, 01.04.2017).

Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2017; 27(5):69-75.

22. Vergara M., Catalan M., Gisbert J.P. et al. Metaanalysis: role of Helicobacter pylori eradication in the prevention of peptic ulcer in NSAID users. Aliment Pharmacol Ther 2005;21:1411-8.

23. Каратеев А.Е., Мороз Е.В., Цурган А.В., Гонтаренко Н.В. Нужно ли проводить эрадикацию Helicobacter pylori у больных с эрозиями и язвами, возникшими на фоне терапии нестероидными противовоспалительными препаратами? Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2016; 26(6):5-17.

24. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Шептулин А.А., Лапина Т.Л., Трухманов А.С., Картавенко И.М., Киприанис В.А., Охлобыстина О.З. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению функциональной диспепсии. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2017; 27(1):50-61.

25. Moayyedi P.M., Lacy B.E., Andrews C.N., Enns R.A., Howden C.W., Vakil N. ACG and CAG Clinical Guideline: Management of Dyspepsia. Am J Gastroenterol 2017;112(7):988-1013. doi: 10.1038/ajg.2017.154.

26. Moayyedi P., Soo S., Deeks J. et al. Eradication of Helicobacter pylori for non-ulcer dyspepsia. Cochrane Database Syst Rev 2006; (2):CD002096.

27. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Трухманов А.С., Баранская Е.К., Дронова О.Б., Зайратьянц О.В., Сайфутдинов Р.Г., Шептулин А.А., Лапина Т.Л., Пирогов С.С., Кучерявый Ю.А., Сторонова О.А., Андреев Д.Н. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2017; 27(4):75-95.

28. Hong S.J., Kim S.W. Helicobacter pylori infection in gastroesophageal reflux disease in the Asian Countries. Gastroenterol Res Pract 2015;2015:985249.

29. Gatenby P., Soon Y. Barrett’s oesophagus: evidence from the current metaanalyses. World J Gastrointest Pathophysiol 2014;5:178-87.

30. Rokkas T., Pistiolas D., Sechopoulos P. et al. Relationship between Helicobacter pylori infection and esophageal neoplasia: a meta-analysis. Clin Gastroenterol Hepatol 2007;5:1413-17, 1417.e1-2.

31. Moayyedi P., Bardhan C., Young L. et al. Helicobacter pylori eradication does not exacerbate reflux symptoms in gastroesophageal reflux disease. Gastroenterology 2001;121:1120-6.

32. Raghunath A.S., Hungin A.P., Woo D. et al. Systematic review: the effect of Helicobacter pylori and its eradication on gastro-oesophageal reflux disease in patients with duodenal ulcers or reflux oesophagitis. Aliment Pharmacol Ther 2004;20:733-44.

33. Yaghoobi M., Farrokhyar F., Yuan Y. et al. Is there an increased risk of GERD after Helicobacter pylori eradication?: a meta-analysis. Am J Gastroenterol 2010;105:1007-13; quiz 1006, 1014.

34. Stasi R., Sarpatwari A., Segal J.B. et al. Eects of eradication of Helicobacter pylori infection in patients with immune thrombocytopenic purpura: a systematic review. Blood 2009;113:1231-40.

35. Hudak L., Jaraisy A., Haj S., Muhsen K. An updated systematic review and meta-analysis on the association between Helicobacter pylori infection and iron deficiency anemia. Helicobacter 2017 Feb;22(1). doi: 10.1111/ hel.12330.

36. Ивашкин В.Т., Степанов Е.В., Баранская Е.К., Лапшин А.В. Лазерный 13С уреазный дыхательный тест в оценке результатов терапии H. pyloriассоциированных заболеваний.

Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2006; 16(2):79-83 [Ivashkin V.T., Stepanov Ye.V., Baranskaya Ye.K., Lapshin A.V. Laser 13C-urease breath test in estimation of H. pyloriassociated diseases treatment results.

Ross z gastroenterol gepatol koloproktol 2006; 16(2):79-83].

37. el-Zimaity H.M., al-Assi M.T., Genta R.M. et al. Confirmation of successful therapy of Helicobacter pylori infection: number and site of biopsies or a rapid urease test. Am J Gastroenterol 1995;90:1962-4.

38. Lan H.C., Chen T.S., Li A.F.Y. et al. Additional corpus biopsy enhances the detection of Helicobacter pylori infection in a background of gastritis with atrophy. BMC Gastroenterol 2012;12:182.

39. Gatta L., Vakil N., Ricci C. et al. Effect of proton pump inhibitors and antacid therapy on 13C urea breath tests and stool test for Helicobacter pylori infection. Am J Gastroenterol 2004;99:823-9.

40. Malfertheiner P. Diagnostic methods for H. pylori infection: choices, opportunities and pitfalls. United Eur Gastroenterol J 2015;3:429-31.

41. Leal Y.A., Flores L.L., García-Cortés L.B. et al. Antibody-based detection tests for the diagnosis of Helicobacter pylori infection in children: a meta-analysis. PloS One 2008; 3:e3751.

42. Vaira D., Vakil N., Menegatti M. et al. The stool antigen test for detection of Helicobacter pylori after eradication therapy. Ann Intern Med 2002;136:280-7.

43. Chey W.D., Metz D.C., Shaw S. et al. Appropriate timing of the 14C-urea breath test to establish eradication of Helicobacter pylori infection. Am J Gastroenterol 2000;95:1171-4.

44. Neil G.A., Suchower L.J., Ronca P.D. et al. Time of Helicobacter pylori eradication assessment following treatment. Helicobacter 1997;2:13-20.

45. Megraud F., Coenen S., Versporten A., Kist M., Lopez-Brea M., Hirschl A.M. et al. Helicobacter pylori resistance to antibiotics in Europe and its relationship to antibiotic consumption. Gut 2013;62:34-42.

46. Thung I., Aramin H., Vavinskaya V. et al. Review article: the global emergence of Helicobacter pylori antibiotic resistance. Aliment Pharmacol Ther 2016;43:51433.

47. Graham D.Y. Efficient identification and evaluation of effective Helicobacter pylori therapies. Clin Gastroenterol Hepatol 2009;7:145-8.

48. Graham D.Y., Fischbach L. Helicobacter pylori treatment in the era of increasing antibiotic resistance. Gut 2010;59:1143-53.

49. Лапина Т.Л., Мутигулина Э.Р., Ивашкин В.Т. Рациональный выбор эрадикационной терапии инфекции Helicobacter pylori. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2013;23(5):74-80.

50. Поздеев О.К., Морозова Л.Г., Поздеева А.О., Валеева Ю.В., Гуляев П.Е. Мониторинг первичной антибиотикорезистентности штаммов Helicobacter pylori, выделенных в Республике Татарстан в 2008-2013 гг. Клин микробиол антимикроб химиотер 2016;(2):14651.

51. Дехнич Н.Н., Костякова Е.А., Пунин А.А., Алимов А.В., Иванчик Н.В., Козлов Р.С. Антибиотикорезистентность H. pylori: результаты микробиологического регионального исследования. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2011;21(2):37-42.

52. Дехнич Н.Н., Иванчик Н.В., Козлов Р.С., Алимов А.В., Лукьянова А.В., Нагаева О.А., Стешиц А.С., Брук П.Г. Чувствительность штаммов H. pylori к антимикробным препаратам в г. Смоленске в 2015-2016 гг. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол 2016;6:24-31.

53. Саблин О.А., Михайлов Н.В., Юрин М.В., Ильчишина Т.А., Кондрашин А.С., Кобиашвили М.Г., Михайлова И.А., Сварваль А.В., Жибрун А.Б. Первичная резистентность Helicobacter pylori к антибиотикам в Санкт-Петербурге. Экспер клин фармакол 2012;(8):18-23.

54. Симаненков В.И., Захарова Н.В., Жебрун А.Б., Сварваль А.В., Савилова И.В., Ферман Р.С. Резистентность Helicobacter pylori к антимикробным препаратам по результатам бактериологического тестирования. Леч врач 2015;(4):91-5.

55. Malfertheiner P., Bazzoli F., Delchier J.C. et al. Helicobacter pylori eradication with a capsule containing bismuth subcitrate potassium, metronidazole, and tetracycline given with omeprazole versus clarithromycinbased triple therapy: a randomised, open-label, noninferiority, phase 3 trial. Lancet 2011;377:905-13.

56. Hu Y., Zhu Y., Lu N.H. Novel and effective therapeutic regimens for Helicobacter pylori in an era of increasing antibiotic resistance. Front Cell Infect Microbiol 2017;7:168. doi: 10.3389/fcimb.2017.00168.

Источник: https://www.gastro-j.ru/jour/article/view/218

Врач Фролов
Добавить комментарий