После рака сколько живут

Эксперты: раковые больные стали жить дольше

После рака сколько живут

Адам Бримлоу Корреспондент Би-би-си по медицинским вопросам

Image caption Эксперты проанализировали данные за 40 лет о выживаемости больных при 20 различных видах рака

За последние 40 лет средняя продолжительность жизни британцев, у которых был диагностирован рак, увеличилась с одного года до почти шести лет, свидетельствуют данные британского благотворительного фонда по оказанию поддержки онкологическим больным – Macmillan Cancer Support.

Эксперты пришли к такому выводу, проанализировав прогнозы выживаемости и реальные сроки продолжительности жизни при 20 видах рака в течение четырех десятилетий, зарегистрированные в рамках исследований Лондонского института гигиены и тропической медицины.

Вместе с тем сотрудники Macmillan Cancer Support указывают, что по ряду заболеваний прогресс не наблюдается: в частности, речь идет о случаях рака легких, желудка, пищевода, головного мозга и поджелудочной железы.

Представители британского министерства здравоохранения заявляют, что основное внимание сейчас уделяется именно тем видам, которые еще плохо поддаются лечению.

Победы и поражения

Image caption Эксперты указывают, что хотя сейчас больше больных раком живут дольше, многие из них страдают от тяжелых последствий лечения

Показатель выживаемости при раке обычно вычисляется при подсчете числа людей, проживших год, пять или десять лет после того, как у них была диагностирована болезнь.

Эксперты Macmillan Cancer Support подсчитали среднюю выживаемость – то есть срок, при котором выживает половина всех пациентов.

“Именно показатель средней выживаемости дает наиболее точное представление о том, как долго могут прожить люди с разными видами рака, – указал глава организации Киран Дивейн. – Наконец, мы можем ответить на самый больной вопрос онкологического пациента: “Сколько мне осталось жить”?

Ежегодно в России злокачественными опухолями заболевают более 400 тысяч человек, не считая рака кожи, который является абсолютно излечимым заболеванием, поэтому его в статистику злокачественных опухолей не включают. Умирают от злокачественных опухолей около 300 тысяч человек ежегодно.

На первом месте у мужчин – рак легкого, у женщин – рак молочной железы. Смертность от всех форм рака в России снижается, но общая заболеваемость (рак легких, молочной железы, простаты, толстой и прямой кишки) растет.

Смертность от рака легкого начала снижаться в середине 1990-х годов, но не потому, что начали лучше лечить или раньше диагностировать, а потому, что был понижен предельно допустимый уровень смол с 30 мг на сигарету в советское время до 15 мг в начале 1993 году. Сейчас этот показатель равен 13 мг на сигарету.

С раком молочной железы у нас положение значительно хуже, чем на Западе, потому что мы диагностируем его на 3-4 стадии, а в США практически всегда – на самых ранних стадиях. И пятилетняя выживаемость с раком молочной железы там достигает 95%, в России – не более 60%.

Колоректальный рак: заболеваемость им на Западе как и в России растет, но на Западе смертность снижается, а в России – растет пропорционально росту заболеваемости. Причина – у нас колоректальный рак выявляется на поздней стадии, хотя возможности для раннего выявления хороши.

Если суммировать, то главные проблемы в России со злокачественными опухолями – поздняя диагностика и слабая первичная профилактика. Давид Заридзе, профессор, директор НИИ канцерогенеза Российского онкологического научного центра, президент Противоракового общества России

Полученные данные показывают, что при шести видах рака выживаемость превышает 10 лет. Самый большой прогресс достигнут в сдерживании рака толстой кишки. На втором месте – лимфома (кроме лимфомы Ходжкина).

42-летней Дине Хатчинс из города Шеффилд диагностировали рак почти пять лет назад. Несмотря на тяжелую химиотерапию, она считает, что ей повезло.

“Это мог быть гораздо худший вид рака, но, к счастью для меня, это оказалась лимфома – один из видов рака, которые лучше всего поддаются лечению”, – говорит она.

Однако, как свидетельствуют данные, для девяти отдельных видов рака выживаемость не превышает трех лет.

За последние 40 лет не было достигнуто почти никакого прогресса при раке легких, головного мозга и поджелудочной железы.

40-летнему Адриану Антвису тоже из Шеффилда весной диагностировали рак легких, и врачи сказали, что ему осталось жить меньше года. Он надеется, что полученные данные придадут новый импульс исследованиям именно таких неподдающихся лечению видов рака, как у него.

“Я бы охотно согласился на длительное и мучительное лечение, зная, что у меня есть шанс. Но этот рак не лечится совсем, и с этим нужно смириться”, – говорит он.

Эксперты Macmillan Cancer Support указывают, что хотя сейчас все больше больных раком живут дольше, многие из них страдают от тяжелых последствий лечения, таких, как, например, бесплодие, поражение легких и сердца. Многие больные нуждаются в психологической поддержке.

Представитель британского минздрава Пол Берстоу сообщил, что правительство сотрудничает с организацией Macmillan Cancer Support в оказании помощи больным раком.

“Очень важно, чтобы раковые больные получали полную поддержку, необходимую для того, чтобы справиться с долговременными последствиями этой болезни”, – указал он.

Источник: //www.bbc.com/russian/science/2011/11/111122_cancer_survival_up

24 урока рака: что я узнал за три месяца с момента обнаружения опухоли

После рака сколько живут

Недавно мне вырезали из бедра миксоидную липосаркому размером с кулак.

Вот что я узнал за три месяца с момента обнаружения опухоли. Итак, 24 урока рака:

1. Действуйте быстро

23 декабря Маша заметила, что левое бедро у меня больше правого.

24 было первое КТ, 26 — МРТ опухоли 3 стадия, 30 — КТ внутренних органов на метастазы.

9 января меня начали облучать, а 10 влили первую химию. (Не было бы праздников, начали бы раньше)

2. Любые вероятности реальны

Однажды я попал в вероятность 0,03% и был уверен, что это теоретический предел в жизни обычного человека.

Но нет! Вероятность миксоидной липосаркомы — 1 на 1 000 000 в год, и это со мной случилось. В 36 лет.

Офіційний конкурс. Меморіал Героям Небесної Сотні в Києві

3. Главное в диагностике — иммуногистохимия

Берите пункцию как можно раньше.

Пункция довольно неприятная процедура, поэтому знайте, что вы можете забрать свой биоптат (парафиновые блоки с тканью) из больницы и отдать его в другую лабораторию на повторный анализ.

Делайте это тоже быстро, ИГС занимает время.

Лучшая лаборатория в Киеве на сегодня — CSD. Делайте ИГС минимум в двух лабораториях.

4. Берите второе мнение

Всегда получайте мнение из двух (минимум) источников.

Будь то исследование или выбор курса лечения — вам нужно второе мнение.

5. Читайте

Мне пришлось за полторы недели изучить все протоколы по лечению миксоидных липосарком и все основные исследования за последние 15 лет на PubMed-е.

Все это на английском, но после первых 20-30 страниц читается легко.

Так мы с врачом нашли мне химию, показывающую лучшие результаты именно на миксоидных липосаркомах.

Сделана она из морской асцидии, очень романтично.

6. Найдите химика и хирурга

Это разные специалисты. Вам нужен хороший химик и хороший хирург (если опухоль надо будет оперировать)

7. Окончательный выбор будете делать вы сами

Будь то выбор врача или выбор конкретного протокола, никаких гарантий не существует.

Есть вероятности — и никто не скажет вам как все будет именно с вами, какой протокол подействует лучше и попадёте ли вы в условные 30% заявленной вероятности успеха.

Ответственность за выбор в реальности на вас.

Я лечусь по протоколу Американского института рака, вы тоже можете лечиться по европейскому или американскому протоколу, для врачей это полностью законно.

8. Если нужной вам химии нет в стране, вы можете ее привезти (даже если она не зарегистрирована)

Через границу можно перевозить 5 упаковок лекарств для личного пользования.

Это общепринятая норма, но надо дополнительно проверить у таможни страны, откуда везёте.

Искать препараты нужно по разным странам — у одного препарата самая низкая цена в Израиле, у другого в Турции.

Каждая страна отдельно договаривается о ценах с фармой и разница бывает в 2-3 раза.

Здоровый термобокс с аккумулятором холода, в котором я вёз химию ни на одной границе никого не заинтересовал.

Но стоит иметь рецепт по форме с нотариальным переводом на язык страны откуда везёте.

9. Сильнее всего вас будут ранить неожиданные вещи.

Мне было очень тяжело, что в меня постоянно тыкают иголками (сдача крови минимум два раза в неделю) и ставят катетеры.

Одним из самых тяжелых моментов был, когда мне ставили катетер перед второй химией.

Ты уже знаешь что такое химия, и такой: “Нууууууу, поехали”.

Но это меняется. За несколько дней до операции мне стало все это совершенно безразлично.

Когда на операции меня не взял спинальный наркоз и в меня воткнули скальпель, я только сказал: “Ой-ой, доктор!”

10. Вы не болеете, вы лечитесь

У меня была острая реакция печени на химию, и меня пытались госпитализировать.

Не поддавайтесь на эти провокации.

Если что-то можно делать амбулаторно, дома — делайте это амбулаторно.

Оставайтесь максимально активны. Я ходил на работу, на встречи. Если бы я не был активен, я бы свихнулся.

11. Вы потратите много денег и намного больше времени

Главным статьями расходов у меня оказались химия, постоянные анализы крови и такси.

Общий+биохимия крови в Синево стоит 890 грн, сдавать надо дважды в неделю.

Химия убила мне иммунитет, и в общественный транспорт мне было нельзя.

25 дней подряд я ездил на облучение на такси в час пик к черту на рога.

Если вы схватили ОРВИ и у вас температура — вам переносят химию, и протокол накрывается медным тазом.

Болеть нельзя. Я очень рад, что осенью привился от гриппа.

12. Не слушайте песни про альтернативную медицину

Никакого поедания соды, никакой кето-диеты (если у вас не глиобластома и то под вопросом), никаких припарок из лопуха и чудодейственной гомеопатии.

Все это изучено и, увы, бесполезно. Вы просто потеряете время.

Не слушайте людей, которые это рекомендуют, исключайте их из своего круга или исключайте эти темы из разговоров с ними.

Не спорьте и не переубеждайте. Ищите врачей, читающих современные исследования на английском, мы очень сильно отстаём по онкологии.

13. Химия — это не страшно

Первая сложная, потому что ничего не понятно и все время блюешь.

Вторая у меня прошла намного легче: всего три дня в горячке, противорвотное по часам, три литра регидрирующего раствора в день — и жизнь не так уж чудовищна.

Если вам кажется, что вас сейчас стошнит — поверьте, именно это и случится.

Противорвотные таблетки начинают работать минут через 40, поэтому их надо пить по часам.

Каннабиоиды, как известно, помогают мгновенно — и я желаю всем тем светлым людям, которые не дают ввести медицинское употребление каннабиса, пару месяцев поблевать и тем временем подумать о пациентах.

Волосы у меня так и не выпали.

А вот вены я химией сжёг. Все вены на левой руке на несколько недели стали чёрными и хорошо видимыми через кожу. Притронуться невозможно, но очень красиво!

14. Радио вообще не страшно

Ничего не болит и не чувствуется, но вокруг тебя крутится здоровенная махина и говорит: “Бззз-бззз”.

К концу курса кожа вокруг опухоли загорела до красно-чёрного цвета и начала чесаться. Восстановилась у меня довольно быстро.

Облучением и двумя химиями опухоль сжали вдвое.

Что именно подействовало — неизвестно, отделить эффект радио от эффекта химии нельзя.

15. Не бойтесь и не жалейте себя

Вы просто потратите нервы и ничего не получите взамен.

Выделите себе время на порыдать и завязывайте с этим.

Последние 3 месяца я очень много смеялся. Это намного приятнее, чем рыдать!

Зачем лечиться, если не хочешь жить?

16. Говорите с врачами на их языке

Все то, что может с вами произойти врачи видели много раз.

Вам нужно говорить с ними про своё тело и чётко описывать что с вашим телом происходит.

Если вы скажете “Доктор у меня тут что-то не то”, до доктор и подойдёт к вам “когда-нибудь”.

“Доктор у меня течёт кровь из под шва” намного понятнее для медиков и они будут действовать, скорее всего, немедленно. Я проверял.

17. Заморозьте сперму (яйцеклетки).

Вы можете потерять фертильность от химии, вас могут неудачно облучить.

Всякое бывает — перестрахуйтесь. Это недорого, а в кабинке для сдачи спермы крутят смешную порнографию из 80-х!

18. Ваш главный ресурс — семья и друзья.

Моя жена Маша — лучшая в мире. Мои друзья — лучшие в мире.

Я не знаю, как бы я выгреб эти три месяца в одиночестве.

Заведите закрытую группу в фб и пишите туда глупости — а все будут их лайкать. Это очень поддерживает!

19. Рак — хроническое заболевание.

Клетки рака теперь навсегда с вами, в кровотоке. Дальше вопрос вероятности.

В моем случае 15% вероятности метастазов — это не лечится, но можно год-полтора гульнуть напоследок. 45% — вероятность рецидивов. 30-40% — вырезали-забыли навсегда.

В каком вы оказались сегменте, вы узнаете по факту (не)возникновения рецидива или метастазов.

20. Перепроверяйте

Когда опухоль достали, ее отправили на повторную гистохимию.

После радио и химии в опухоли осталось только 3% живых клеток.

Доктор сказал, что это признак высокозлокачественного рака.

Я загрустил, а через несколько часов полез проверять на пабмед.

Итог: степень некроза в опухолях этого типа зависит только от генных особенностей опухли и не является прогностическим признаком (а вот в близкородственных опухолях кости является).

То есть, эти 3% ни о чем не говорят. И здесь нет вины доктора, исследования совсем новые.

6 часов между новостью от доктора и новостями пабмеда были очень особенными.

21. Не терпите боль

Нет в современной медицине такого формата.

Не слушайте никаких: “А что ж вы хотели, вы же болеете”.

Сначала обезболивание — потом все остальное. Никакого смысла в боли ни для кого нет.

22. Учитесь ждать

Это тяжело, но других вариантов не выдают.

Надо ждать, чтобы понять действует ли химия и облучение, ждать операцию, ждать гистохимию по вырезанной опухоли.

Промежуток между КТ внутренних органов на метастазы и получением его расшифровки очень волнительный, особенно в первый раз.

23. Делайте выводы

Скорее всего, мироздание ничего не пытается вам сказать, а произошла мутация и не справился иммунитет.

Но это не повод не подумать о своей жизни, время на это будет.

Я много лет делаю скрининг показателей крови (не связано с онко).

За последние 8 лет мой организм был в принципиально лучшем состоянии после месяца на море. Делайте выводы.

24. Ждите

В исследованиях рака произошло несколько прорывов.

За иммунную терапию в прошлом году дали Нобеля, она активно используется.

Для моего типа опухолей идут исследования вакцин. Наконец-то в лечении раков докопались непосредственно до генома.

Я уже дома, с 25 см швом и торчащим из него дренажем и вакуумной помпой.

Без опухоли и 4 мышц, которые ее окружали.

За первый день после операции я прошёл 390 шагов — удивительно, но даже без 4 крупных мышц нога отлично ходит.

Мы продолжим исследовать то, что достали из ноги. Что-нибудь, возможно, будет яснее, но, видимо, ничего и никогда больше не будет окончательно ясно.

Життя бентежне — но это ведь не новость, правда?

Якщо ви хочете допомогти Дмитру, можете надіслати кошти на карту 4731185616410780 (или 4731185616426893).

Кошти підуть на “хімію”. Виявилось, їх потрібно ще 4.

Можливо, вас також зацікавить:

Титульне фото: vitanovski/Depositphotos

Источник: //life.pravda.com.ua/columns/2019/03/28/236237/

Стадии рака: сколько осталось жить при разных видах опухолей

После рака сколько живут

Мало у кого из нас никогда не возникало никаких новообразований. Тем более редко у кого нет родинок или папиллом. И это тот случай, когда не лишним будет задуматься – не является ли эта родинка или новообразование злокачественным.

Если после проведения лабораторных исследований выяснится, что образование все же имеет злокачественную форму, то стоит задуматься – насколько опасно положение и чего вам следует ожидать в ближайшем будущем.

О том, какие стадии имеет рак и каков прогноз выживаемости для каждого из них, рассказывает нашим читателям “Обозреватель. МедОбоз”.

Классификация и прогноз неопластических процессов

Лечение раковой опухоли зависит от стадии процесса. Этим будет определяться и тактика лечения, и перспективы выживаемости.

Неопластические процессы весьма многообразны. Некоторые из них даже не дают метастаз, и многие из них можно довольно быстро вылечить, даже не прибегая к химио- или радиотерапии.

Основное значение в этом случае играет стадия рака. Именно этот фактор используется для определения классификации раковых заболеваний.

Главной характеристикой, которая берется за основу классификации канцерогенных новообразований, являются также такие характеристики, как:

– морфологическая особенность опухоли, вид и степень развития;

– локализация (местонахождение) первичного очага новообразования;

– размер опухоли (новообразования), скорость ее роста;

– степень вероятности метастазирования.

Международная классификация (TNM — tumor, nodus, metastasis) онкологических новообразований довольно обширна, и не может быть понятна человеку без специального медицинского образования.

Прежде всего стадии развития опухолей определяют согласно:

– степени распространенности первичного очага на момент обнаружения (Т);

– реакциям лимфатических узлов, которые расположены в непосредственной близости от него (N);

– имеются ли метастазы (М).

Каждый процесс образования опухоли классифицируют согласно отдельных параметров:

– клинических признаков, которые получают при помощи проведения диагностических процедур;

– результатов гистологического исследования, которое определяет патоморфологические особенности опухоли;

– результатов гистопатологической дифференциации, поскольку низкодифференцированные опухоли более опасны, быстрее разрастаются, поражая соседние ткани и дают метастазы даже в отдаленные от локализации опухоли органы.

Людям, которые не являются профессиональными онкологами, довольно трудно разобраться в классификации раковых заболеваний. В первую очередь пациентов может интересовать, каковы сроки роста и прогнозы по развитию ситуации в зависимости от локализации опухоли, ее стадии развития.

Наиболее изученный и достоверный критерий – стадии развития рака, который может дать полезную и понятную информацию тем, кого волнует прогноз развития онкологического заболевания.

Основные стадии развития рака

Приводим пять основных стадий развития раковых опухолей, с вариантами прогноза в зависимости от стадии.

Нулевая стадия:

– в эту стадию входят злокачественные опухоли вне зависимости от локализации;

– границы образования не выходят за пределы эпителия, давшего старт новообразованию (в качестве примера можно привести carcinoma in situ, которая является неинвазивной до некоторого времени эпителиальной опухолью (преинвазивный или внутриэпителиальный рак).

Прогноз: при современном уровне развития медицины и при условии своевременной диагностики, а затем и соответствующего лечения процент полного выздоровления достигает 100%.

Первая стадия:

– на этой стадии рак уже выходит за границы эпителия начального новообразования;

– не поражает даже соседние органы;

– распространение не слишком широко (кроме рака желудка – он уже на первой стадии дает метастазы в ближайшие лимфоузлы).

Прогноз: благоприятен, процент выздоровления высок. Основным фактором выздоровления является своевременное обнаружение новообразования и адекватное лечение.

Вторая стадия:

– прогресс опухоли в первоначальном очаге;

– начинаются метастазы в ближайшие (регионарные) лимфоузлы.

Прогноз: зависит от вида и места расположения (локализации) опухоли.

Третья стадия:

– болезнь прогрессирует;

– рак проникает в лимфоузлы;

– отдаленные метастазы отсутствуют (пока), что обнадеживает больного;

– злокачественное образование довольно сильно укоренилось в организме, полностью избавиться от него вряд ли удастся.

Прогноз: индивидуален, зависит от вида, расположения, степени дифференцировки неоплазии, общего состояния пациента, прочих факторов, способных продлить/сократить жизнь. Длительность жизни будет зависеть от своевременности и адекватности лечения, способности больного организма преодолеть болезнь и перенести лечение, других факторов.

Четвертая стадия (терминальная):

– раком поражены орган, лимфоузлы;

– метастазы находятся в отдаленных органах организма (в основном, но не всегда, т.к. бывает рак четвертой стадии и без отдаленных метастаз);

– к этой стадии рака могут быть отнесены небольшие по размеру новообразования, быстро растущие первичные, распространенные, отдельные низкодифференцированные, недифференцированный рак щитовидки (при наличии отдельный метастаз).

Прогноз неутешительный, исключения крайне редки, зависят от индивидуальных показателей – состояния опухоли, состояния организма человека. Однако отдаленные метастазы продолжат “сжигать” здоровье человека. Прогноз на этой стадии заключается не в проценте выздоровления, а в длительности выживания, который часто исчисляется в месяцах, а иногда и неделях жизни.

Случаи полного выздоровления объясняются или неправильной постановкой первичного диагноза (это был не рак) или банальным обманом (мошенническими рекламными ходами шарлатанов).

Подытоживая, отметим, что ранняя диагностика рака играет основную роль в шансах на выживание больных с онкологическими заболеваниями.

Как сообщал МедОбоз, ученые перечислили все химические и промышленные канцерогены, которые провоцируют заболевание раком.

Не пропусти молнию! Подписывайся на нас в Telegram

Источник: //www.obozrevatel.com/health/oncology/stadii-raka-skolko-ostalos-zhit-pri-raznyih-vidah-opuholej.htm

Лечится ли рак 4 стадии?

После рака сколько живут

Злокачественные образования проходят 4 этапа развития. Четвертая стадия является заключительной. На этом этапе образование захватывает весь организм, распространяясь не только на окружающие, но и на далекие органы.

Для последней стадии характерно:

  • Метастазирование по крови. Если на начальных этапах распространение онкоклеток происходит через лимфатическую систему, то к 4 стадии этот путь оказывается полностью пройден и метастазы через грудной проток начинают движение по кровеносным сосудам.
  • Образование отдаленных очагов в других органах. Изначально рак поражает только ткани, в которых образуется, постепенно захватывая окружающие участки. На последней стадии он дает дочерние опухоли в разных органах.

В зависимости от типа опухоли до развития четвертой стадии может пройти от нескольких недель (меланома), до нескольких лет (рак желудка, периферический НМРЛ).

Симптомы и изменения в организме на 4 стадии

Рак диагностируется на последней стадии в 45% случаев. Причина в том, что некоторые опухоли совсем не дают о себе знать (мезотелиома, меланома, рак щитовидки). Они не вызывают болезненности, а незначительные изменения не привлекают внимания пациента. Поэтому имеет место позднее обращение.

В этом случае о развитии онкологического процесса дают знать именно метастазы, которые чаще всего развиваются в печени, легких и костях. Они болезненны и вызывают яркую симптоматику. Метастазы в печени дают желтуху и увеличение размеров живота. Легочные – одышку, а костные – сильные боли и частые переломы.

Однако в большинстве случаев опухоли обнаруживаются раньше.

К четвертой стадии больной страдает от:

  • сильной интоксикации;
  • повышений температуры тела;
  • чрезмерной слабости, потливости;
  • тошноты и рвоты;
  • сильного похудения.

Наблюдаются нарушения в анализах крови: чрезмерное повышение лейкоцитов, анемия, большой уровень кальция.

Разросшиеся образования могут препятствовать нормальному току крови, оттоку мочи, выходу кала. Могут развиться свищи в соседние полости, граничащие с пораженным органом. Как правило на этом этапе рак уже пророс во все окружающие структуры. Поэтому начинается гниение и разложение. Больного преследуют сильные боли, гнилостный запах, разнообразные нарушения в работе организма.

Конкретные симптомы очень отличаются в зависимости от размера и вида опухоли. При раке мозга наблюдаются головные боли, потери сознания, эпилептические приступы, а при раке прямой кишки – недержание кала и кровь в испражнениях.

Диагностика и классификация

При подозрении на рак всегда проводятся обследования на наличие метастазов, что и позволяет окончательно определить стадию процесса.

Для этого проводят:

  • Проверку крови на наличие онкомаркеров. В зависимости от распространенности опухоли их количество бывает разным.
  • ПЭТ. Позитронно-эмиссионная томография позволяет визуализировать опухоли в любом месте организма.
  • Рентген. С его помощью можно обнаружить метастазы в костях.
  • УЗИ. Покажет образования в органах и мягких тканях.

Для подтверждения метастатической природы опухолей могут брать биопсию для сравнения вида клеток с первичным образованием.

Обозначается стадия, исходя из общепринятой международной классификации, которая сокращается аббревиатурой TNM, где Т показывает размер опухоли, N – число пораженных лимфатических узлов и М – наличие отдаленных дочерних опухолей.

На четвертом этапе показатели Т и N не имеют значения. Исходная опухоль может быть меньше сантиметра и совсем не затронуть лимфоузлы. Образование отнесут к заключительной стадии, как только возле буквы М будет стоять цифра от 1 и более. Однако к 4 этапу все же большинство опухолей больше 6 сантиметров и затрагивает как близлежащие, так и отдаленные регионарные лимфоузлы.

Каким путем была определена стадия образования, указывает буква С. К ней добавляют цифровое обозначение:

  1. Установлена путем стандартного обследования – визуального осмотра (например, при образованиях половых органов, кожи, полости рта), эндоскопии или рентгена.
  2. Были применены специальные методы исследования (КТ, МРТ, биопсия).
  3. Болезнь определена в ходе диагностической операции с взятием на исследование зараженных тканей.
  4. Диагноз поставлен после полноценной операции.

Диагноз, поставленный путем С1, не считается достаточно достоверным и может быть оспорен. Наиболее надежное определение стадии происходит во время операций.

Лечение

Прогноз на четвертой стадии неутешителен. Большинство больных неоперабельны и им предлагается только паллиативное лечение. Многие погибают в первый год после постановки диагноза.

Даже проведенная операция ненамного продлевает жизнь. Удаление образования возможно либо частично, либо вмешательство настолько масштабно, что дает серьезные осложнения.

Для лечения и облегчения состояния используются химиотерапия и облучение. Они помогают уменьшить размер образования, убрать метастазы и замедлить рост опухоли. Однако полностью уничтожить рак удается редко.

Часто организм больного очень ослаблен, а борьба с распространенной опухолью требует высоких доз радиации и цитотоксических препаратов, что дает множество осложнений. Для части пациентов они являются губительными.

Предлагают сейчас и современные более эффективные и менее инвазивные методы.

  • Таргетную терапию – нацеленное воздействие на клетки опухоли химиопрепаратами.
  • Химиоэмболизацию – прекращение кровоснабжения опухоли.
  • Протонную терапию – это высокоточное лучевое лечение. Метод является щадящим и может применяться для неоперабельных больных и людей, имеющих различные сопутствующие заболевания (сахарный диабет).
  • Стереотаксическую радиочастотную электрохирургию – ее применение дает полный регресс дочерних образований у 26% пациентов благодаря использованию высоких доз, точному попаданию в область опухоли и метастазов.

Любые методы лечения в основном помогают убрать мучительные симптомы и продлить жизнь на 1-3 года. Выздоравливает небольшой процент больных. Дольше пяти лет живет 5-35% пациентов (в зависимости от пораженного органа)

Центр персонализированной фармации «Хемотека»

Источник: //chemoteka.com.ua/blog/article/lechitsya-li-rak-4-stadii-78

Главный онколог Москвы: Рак должен восприниматься как любой другой диагноз

После рака сколько живут

Давно это было. Когда не только магнитно-резонансной терапии и в помине не было, не было компьютеров, мобильных телефонов. А об интернете и вовсе умолчим.

А вот раковые опухоли, как и 290 млн лет назад, как и в наши дни, поражали множество людей. И хотя по числу жертв опухоли уступали болезням сердца и сосудов, страх перед раком ни с чем не сравним.

И уж так сложилось – во всех странах, в России в том числе – об инфаркте или инсульте пациенту, его родственникам непременно сообщали, а вот раковый диагноз сопровождало неписаное табу.

Почему? Диагноз “рак” равносилен приговору? Потому нередко врачи не сообщают о диагнозе самому пациенту, а решение говорить или не говорить о диагнозе оставляют на откуп родственникам.

Вернусь, однако, к тем временам, когда не было Интернета и мобильных телефонов. Мой отец накануне своего 69-летия, это 1972 год, стал мучиться от болей в животе. Мы обходили специалистов, клиники, ему проводили исследования, делали бесконечные рентгеновские снимки. Тщетно.

Но очередной рентген в московской Первой Градской больнице показал: обширный рак желудка и части пищевода. Операция. Удалили весь желудок, часть пищевода. И тут заявил о себе удивительный феномен, который присутствует, пожалуй, только среди онкологических пациентов.

Вот он знает, что лежит в онкоклинике, знает, что ему по поводу рака проведена операция. Часто еще и химиотерапия, и лучевое лечение. Но вопреки всему пациент где-то в подсознании не верит в диагноз.

Мой отец, умудрившийся просто сбежать из реанимационной палаты, в которую был помещен после операции, оправдывал свой поступок: “Там у всех рак. А у меня полипы. Зачем мне лежать вместе с ними?”

Мне – не отцу! – вручили выписку из истории болезни, где было указано и какой рак, и какая операция проведена, и рекомендации. А через всю справку жирным красным фломастером резолюция: “На руки не выдавать!” Я спрятала этот вердикт в своем шкафу, чтобы отец не увидел, чтобы не узнал. И вот еще один парадокс.

У нас в семье не принято заглядывать в чужие шкафы. Но отец не только заглянул, но и нашел среди белья эту самую справку. Казалось бы, все стало ясно. Он кричал: “У меня рак. Я знаю”. Но где-то, опять же, в подсознании в это не верил. Вышел на работу. Упорно игнорировал лифт, и на 6-й этаж поднимался пешком.

Сам жарил себе картошку на свином сале. После такой трапезы начинали мучить боли. Тогда садился на овсяные кашки и протертые супы. Когда в очередной раз ему сделали замечание, дескать, нельзя после такой операции есть жареное, возмутился: “Я это люблю”. “Но надо себя ограничивать – ведь жить хочется”.

Ответил: “Так? Нет!”

Отец прожил 83 года. Работать перестал в 80. Не забывал посещать парикмахерский салон, где стригся и делал педикюр у “своих мастеров”. Не отказывал себе в рюмке водки или коньяка, продолжал курить.

Иногда мог доверительно сообщить собеседнику: “А знаете, у меня рак. Видите, как я похудел, все костюмы велики”.

Упорно не желал надевать новый костюм – было некое кокетство: демонстрировать, что вот он “так похудел из-за рака”.

Изменилось время. Иные ныне показатели и количества больных раком, и возможности диагностики, иные результаты лечения. Но, как прежде, нет нигде в мире рецепта, как действовать при обнаружении опухоли.

Да, есть тенденция информирования пациента о диагнозе. Главный онколог Москвы Анатолий Махсон считает, что раковый диагноз не должен вызывать страх, что он должен восприниматься как любой другой.

Но, как и при любом заболевании, этические вопросы не уходят на задний план. А уж если речь о раке…

Какой человек сам больной? Какой человек его близкий родственник или друг? Станет паниковать? Оптимист? Как отреагирует на раковый диагноз? Уместна ложь во спасение? Но эта ложь может как бы разоружить пациента и его близких. Как же быть? Нет всеобщего рецепта.

Недавно мир потрясла история голливудской звезды Анджелины Джоли. Она в профилактических целях, зная о возможности развития рака, решилась на удаление обеих грудных желез и намерена в ближайшем будущем удалить яичники.

На Западе публичные люди нередко афишируют свой раковый диагноз, чтобы развеять страх перед этим недугом. Замдиректора Российского онкоцентра им. Блохина академик РАМН Мамед Алиев говорит так: “Рак – это, конечно, не ангина, но и не окончательный приговор”.

Раковый диагноз не должен довлеть над человеком. Жизнь должна продолжаться.

Готовя эти заметки, позвонила замечательной актрисе, успешной во всех отношениях женщине. Месяц назад мы виделись на одном мероприятии. Она, как всегда, была элегантна, в центре внимания.

Лет 15 назад ей по поводу рака груди удалили железу. Сделали пластику. Но говорить в газете на эту тему актриса категорически отказалась.

Сказала мне очень важную, на мой взгляд, фразу: “У меня нет никакого диагноза!” И это тоже позиция. Позиция, с которой надо считаться.

Главный онколог Москвы считает: раковый диагноз не должен вызывать страх, он должен восприниматься как любой другой

Не все, к кому обращалась с предложением рассказать о том, как живут с раковым диагнозом, согласились беседовать на эту щекотливую тему. Говорили: “Да в Интернете об этом уже столько сказано”.

Глядя на Александра Буйнова, сложно поверить, что он перенес серьезную операцию по удалению опухоли предстательной железы. От вопросов журналистов обычно отшучивается. Всем бы такой заряд оптимизма!

Некоторые, просившие не называть фамилию, произносили примерно такую фразу: “Я не имею права капитулировать перед страшной болезнью!” Коварство рака в том, что он может вернуться. Снова мучить. И потому так важно не капитулировать.

Дарья Донцова в последнее время воспринимается не только как известная писательница, но и как человек, победивший рак. Подробно рассказав о своей болезни, о том, как преодолевала ее, она стала символом воли к жизни, веры во спасение. Донцова повторяет, что рак – не приговор, и личным примером демонстрирует правоту этих слов.

Буквально внушает всем: просто нужно лечиться и делать это вовремя. В одном из интервью она сказала6 “Говорю о своем излечении не ради пиара, а чтобы люди верили: вылечиться можно. И вели себя разумно. Неужели так трудно женщине раз в полгода пойти и обследоваться у маммолога? Я этого не делала, потому и дошла до 4-й стадии рака.

Хочу, чтоб другие мою ошибку не повторяли”.

Писательница Людмила Улицкая на презентации своей книги “Священный мусор”, в которую включен очерк, посвященный ее борьбе с раком, сказала, что рак – это болезнь, к которой она была готова, что это как Новый год: ты знаешь, что он наступит, и ты его встречаешь. “Эта проблема не свалилась на меня неожиданно.

Я происхожу из “раковой” семьи: практически все, за очень небольшими исключениями, умирали от рака. Я внутренне была готова к тому, что настанет момент, когда мне это скажут. Каждый человек оказывается в ситуации, когда он понимает: жизнь может кончиться завтра и что надо прожить этот кусок жизни достойно”.

Онкологические болезни, спасение от них – проблема из проблем. Во всем мире. А в России она острее еще и потому, что в ситуацию вмешивается удивительный российский менталитет со своим извечным “авось пронесет”.

Вот не припомнить, сколько раз говорено, написано о том, что после 40 лет ежегодный визит к урологу обязателен. Это постоянно повторяет и главный уролог РФ Дмитрий Пушкарь.

Убеждена: большинство тех, кому за 40, не припомнят, когда были у уролога. Особенно мужчины.

Но уж если совсем начистоту, то часть вины все-таки за службой здоровья. От визита к врачу людей останавливает невозможность без проблем получить квалифицированный совет, эффективную помощь. И чем дальше от Москвы, тем больше таких проблем.

У каждого пациента своя ситуация, с которой нельзя не считаться. А еще беда: нет доверия к врачу. Обращаются к нему, когда уж совсем приспичит. Да и квалификация специалистов подчас такова, что рак пропускают.

Потому так много запущенных стадий болезни. Сколько горьких исповедей больных раком о том, что вот регулярно посещали медиков, а опухоль обнаружили лишь на 4-й стадии.

Как такое объяснить? Впрочем, не объяснять надо – меры принимать надо.

Почему решили завести разговор о том, сообщать или не сообщать пациенту, его родным онкологический диагноз? Почему так важно, что о нем в открытую чаще стали говорить люди публичные? Да все по одной причине: пожалуйста, берегите себя! Конечно, здоровье – особая, очень интимная сфера жизни.

Не каждый способен “обнародовать” сбои в ней. А уж если это касается заболеваний предстательной железы у мужчин или рака матки или яичников у женщин, тем более.

Урологи, гинекологи постоянно сталкиваются с тем, что даже самые близкие их пациентам люди знать не знают о страданиях мужа, жены, матери, отца. Нередко просят врача не сообщать об истинном диагнозе членам семьи.

Как поступать врачу? Вопрос на засыпку? Врач обязан быть еще и психологом? Обязательно. Но еще важнее, чтобы вся система оказания медпомощи работала на пациента, на охрану его здоровья. Этим, увы, мы похвастаться не можем.

Показательный пример. У подруги двойное гражданство – российское и канадское. В Канаде обнаружили у нее рак грудной железы. Быстро, в условиях амбулатории, обследовали и назначили день и час операции. Пациентка приехала в этот день рано утром в клинику. А в час дня ее прооперировали. Она до сих пор не знает, кто именно. Удалили грудную железу. На другой день выписали.

Какое-то время наблюдали дома: приходила медсестра, звонил лечащий врач. Никаких осложнений. Было это 8 лет назад. За 3 года до операции похоронила мужа. А вскоре после операции вышла замуж. Счастлива в новом браке. Ходит в бассейн, путешествует. Но в определенное время она должна пройти проверку в клинике, где ее оперировали. Пропустить нельзя.

Система помощи не терпит нарушений.

У меня, медицинского обозревателя, часто спрашивают: в какую клинику пойти, к какому врачу обратиться? Все по той же причине: нет доверия к службе здоровья. Ситуация, когда пациент даже не знает, кто провел операцию, для нас просто нонсенс. А уж если речь об онкологии – тем более.

И еще об одном, о чем тоже не принято говорить вслух. Иногда лечение онкобольного разоряет и его самого, и его близких. Ведь оно стоит от 30 тыс. до десятков миллионов рублей. Зависит от стадии заболевания.

Пациента, у которого ранняя стадия опухоли, как правило, достаточно прооперировать, и он поправился. В таких ситуациях достаточно 40-50, ну 70 тыс. рублей. Другое дело, когда запущенная стадия.

Когда кроме операции надо применять лучевое воздействие, химиотерапии. Тут траты до бесконечности.

Квалифицированную помощь может получить большинство пациентов. А вот дальше начинается: в основном дорогостоящие препараты не вылечивают, но продлевают жизнь. Нельзя сказать, что если данный препарат пациент не получит, то он умрет. А если получит, то поправится. Есть патологии, которые можно вылечить. Например, хорионэпителиома матки.

От этой злокачественной опухоли раньше 95% женщин умирали. Теперь лекарства вылечивают 98%. Более того, после такого лечения они могут рожать. Но это очень редкое заболевание. А если брать массовые болезни, тут в основном все зависит от стадии, тут речь о продлении жизни. И это продление, особенно когда оно касается детей, стоит очень дорого.

Наше здравоохранение, да и не только наше, не в состоянии нести такое бремя расходов.

Потому так важно, что публичные люди не только вслух говорят о своих онкологических болезнях, но становятся действующими лицами, создателями различных благотворительных фондов, помогающих онкологическим учреждениям, конкретным пациентам.

Без благотворительности онкологическая служба обойтись не может. Лечить на современном уровне без помощи благотворителей, только на государственные деньги, к сожалению, невозможно.

…Когда-нибудь умереть не страшно. Страшно умереть вот сейчас. Раньше считали, что рак неизлечим, что его вовсе не надо лечить. Сегодня, говорит директор Онкоцентра им. Блохина Михаил Давыдов, излечиваются 60%. А 40%?

Постоянно приходят сообщения о новых противораковых препаратах. Из миллиона предложенных хорошо если один войдет в клиническую практику – настолько коварны раковые клетки. Тому, кто создаст средство избавления от рака, надо бы поставить золотой памятник. Вот только доживем ли мы до того момента, когда появится противораковая вакцина?

Только цифры

В мире каждый год онкологический диагноз ставится 10 млн пациентов, т.е. 27 000 человек в сутки.

В нашей стране на онкоучете состоят 2,5 млн человек

За последние 10 лет прирост заболевших раком составил 15%.

Кстати

А еще от рака излечились певец Александр Медведев (Шура), журналистка Маша Гессен, телеведущий Юрий Николаев, экс-солист группы “На-на” Владимир Левкин, актер Эммануил Виторган, солистка ансамбля “Золотое кольцо” Надежда Кадышева, рокерша Светлана Сурганова, певица Аида Ведищева, звезда фильма “Семь невест ефрейтора Збруева” актер Семен Морозов, тренер фигуристов Елена Чайковская, теннисистка Алиса Клейбанова и тысячи других, менее известных людей. Так что еще раз: рак излечим!

Кстати

У нас чаще всего встречается рак легких и желудка.

Наиболее распространен в мире рак легких: ежегодно регистрируется более 1 млн заболевших. В РФ число диагностированных случаев рака неуклонно растет.

Наиболее частые локализации опухолей: трахея, бронхи, легкие (13,3%), кожа (12,5%, включая меланому), желудок (10,2%), молочная железа (10,1%). Риск развития рака до 75 лет в России для женщин – 19,8%, для мужчин – 27,5%.

Если же взять тот же риск до 60 лет, то он заметно ниже – 8,2% для обоих полов.

Между тем

Каждый год 4 февраля отмечается Всемирный день борьбы против рака. Цель этого международного дня – повышение осведомленности о раке как об одном из самых страшных заболеваний современной цивилизации, привлечение внимания к предотвращению, выявлению и лечению этого недуга.

Ведь известно, что возникновение 43% раковых заболеваний можно было бы предотвратить с помощью таких норм здорового поведения, как: ограждение доступа к курению, борьба с этим явлением; физическая активность, сбалансированная, здоровая пища; вакцинация против вирусов, вызывающих рак печени и шейки матки; избегание длительного пребывания на солнце и в соляриях.

Источник: //rg.ru/2013/05/30/rak.html

Врач Фролов
Добавить комментарий