С еще незажившими ранами

Читать онлайн

С еще незажившими ранами

Еще и сегодня, когда просматриваешь исторические материалы, касающиеся этого события, не можешь понять, почему столь опасную и ответственную рекогносцировку поручили офицеру, освобожденному от линейной службы по состоянию здоровья и откомандированному для несения цивильных обязанностей, человеку с еще незажившими ранами, ограниченному в свободе движений пластырями и повязками. Состояние здоровья адъютанта подтверждают все документы, об этом даже писал Бонапарт в рапорте Директории.

Нет сомнений, что Сулковский взялся за это поручение добровольно. Это полностью отвечало его натуре, его неуемной жажде военной славы и прежде всего психическому состоянию в тот момент.

Но Бонапарт моги должен был не принять этого добровольного предложения. Мы знаем от историков, что Бонапарт по мере возможности берег своих подчиненных, в особенности ближайших соратников.

В данном случае дело касалось офицера, представляющего незаурядную ценность и просто незаменимого.

Историки, работающие над воссозданием фактического положения октябрьских событий, стараются как-то объяснить это.

Они утверждают, что командир разведывательного патруля должен был быть человеком исключительно ответственным, поскольку задание состояло не только в проведении рекогносцировки, но и в принятии самостоятельного решения, должен ли генерал Доммартен начать обстрел мечети Аль-Азхар.

Такую задачу командующий мог поручить только одному из своих личных адъютантов (aides de camp), а из адъютантов с такими данными был при нем в то время (якобы) только Сулковский.

“Почетным” адъютантам из родственников командующего, таким, как Луи Бонапарт и Евгений Богарне, или из родственников членов Директории, таким, как Мерлен, подобные рискованные задания никогда не поручались. Остальные адъютанты, Лавалетт и Дюрок, несомненно, находились в разъезде. Но тогда, несмотря на все усилия апологетов Наполеона, неясна роль остальных адъютантов – Круазье и Жюно. Правда, из одного документа, кажется, получается, что Круазье как раз в этот день выехал в Александрию, но Бурьен, секретарь и друг Бонапарта, утверждает совсем обратное.

Бурьен ясно пишет, что Круазье был тогда в штаб-квартире, что именно он обратил внимание Бонапарта на состояние здоровья Сулковского и даже получил разрешение заменить раненого товарища, но “Сулковский уже уехал”. Что касается Жюно, то один из историков старается внушито, что он не годился для этого задания из-за своих “средних умственных способностей”. Но это звучит уже юмористически. “Средние умственные способности”

Жюно, которые якобы были причиной отвода его кандидатуры в командиры разведки, не помешали впоследствии Наполеону сделать его сановником империи, командующим армией и самостоятельным руководителем португальской кампании.

Удивляет и то, что Бонапарт, хорошо зная, каким опасным и важным является задание Сулковского, выделил ему такой жалкий эскорт. Я считаю, что малочисленность эскорта уже тогда должна была вызвать разные нарекания и подозрения.

Об этом свидетельствуют поразительные противоречия, которые выявляют в этом деле исторические документы. По свидетельству адъютанта Лавалетта и секретаря Бурьена, Сулковского сопровождали пятнадцать кавалеристов. Из этих показаний, вероятно, прямо или косвенно почерпнул свою информацию Ортанс Сент-Альбен.

Бонапарт в рапорте, посланном Директории, и в коммюнике, помещенном в газете “Курьер де л'Эжипт”, вообще не называл численного состава эскорта. Но назавтра после подавления восстания он записал: “Сулковский во главе нескольких разведчиков был убит вчера утром”.

Спустя двадцать лет, когда на острове Святой Елены император диктовал свою “Египетскую и сирийскую кампанию”, число это поразительно возросло. Вспоминая трагедию несчастного патруля, Наполеон заявил тогда: “Адъютант Сулковский отправился с двумястами конниками…

” По поводу безупречной памяти Бонапарта ходит столько легенд, что трудно пройти мимо этой ошибки.

Кстати, в “Египетской и сирийской кампании” есть много и других отступлений от правды, куда значительнее (например, численность неприятеля в битве под пирамидами автор определяет в 90 тысяч, когда научно доказано, что мамелюкских воинов было всего лишь 6 тысяч и 12 тысяч прислужников, в бою не. участвующих), но каждое из этих отступлений от истины служило определенной цели – или содействовать вящей славе свергнутого цезаря, или оправдать его ошибки.

Все приведенные выше сомнения и неясности позволяют считать, что стремление Ашкенази определить сведения Ортанса Сент-Альбена как “сказку” и “неуклюжий вымысел” было, пожалуй, слишком опрометчивым.

Куда больше меня убеждает мнение других французских и польских историков (а среди них и Скалковского), что Сент-Альбен просто записал версию, бытовавшую в кругах, враждебных императору.

Но это еще отнюдь не означает, что версия была неправдивой.

Сам ход роковой рекогносцировки, проводимой Сулковским, полнее всего передает реляция генерала Рейбо, совпадающая, впрочем, с показаниями других штабистов Восточной армии.

“Командир бригады Сулковский выехал на рассвете с небольшим отрядом разведчиков ознакомиться с дорогой, ведущей в Бельбес. Задание он выполнил благополучно…

Рок ужасно и неумолимо подстерегал его у ворот Каира.

Он уже собирался въехать в город через ворота Баб-эльНаср, когда взбунтовавшееся население этого предместья преградило ему дорогу.

Слишком отважный, чтобы считаться с неприятелем, молодой поляк устремился на них со своим жалким конвоем; он уже проложил саблей путь через плотную толпу, когда его конь, поскользнувшись на трупах, упал и скинул его с себя.

У Сулковского, еще не оправившегося от недавних ран, не было ни времени, ни сил, чтобы подняться. Толпа обрушила на него свою ярость, и он был растерзан, прежде чем разведчики подоспели на помощь…”

Таким вот печальным образом замкнулся круг жизни нашего героя.

Путь, начатый в тени сфинксов рыдзынского дворца, окончился в каких-нибудь тридцати километрах от огромного, таинственно улыбающегося сфинкса Гизехского оазиса.

Сулковский погиб не в лихой стычке с вооруженными мамелюками, а растерзанный толпой нищих жителей каирского предместья, которым сочувствовал всей душой во время своего пребывания в Египте.

На другой день начальник штаба Бертье передал краткий приказ полковнику Бессьеру: “Каир, 2 брюмера.

Генерал-главнокомандующий приказывает вам, гражданин, послать людей для погребения убитых вчера разведчиков, чтобы не осталось никакого следа от происшедшего”.

Скорбь, вызванная смертью Сулковского, была всеобщей и огромной. Когда просматриваешь документы египетской экспедиции, то даже удивление охватывает, что этот сумрачный, замкнутый в себе рыцарь-ученый сумел снискать себе столько симпатий. Утрату его переживали генералы и солдаты, ученые и художники. Превозносили его характер, мужество, ум.

“Никого еще армия так не оплакивала, как первого адъютанта командующего”, – писал один из хронистов экспедиции. “Он стяжал себе самое похвальное признание в армии и в кругу ученых”, – – заявлял генерал Рейбо. “Это был офицер, которого я любил больше всех”, – скорбел безутешный художник Денон.

“Мы все любили его”, – еще через несколько лет вспоминал Бурьен.

Память Сулковского почтили и официально. Бонапарт, докладывая Директории о смерти адъютанта, закончил рапорт словами: “Это был многообещающий офицер”.

Спустя неделю по приказу командующего Восточной армией на северо-восточной окраине Каира началось строительство двух фортов, которые должны были охранять город от вторичного бунта.

Один из них в память убитого повстанцами генерала был назван фортом Дю”

Источник: https://www.rulit.me/books/adyutant-bonaparta-read-56744-39.html

Танец На Стеклах. (яой)

С еще незажившими ранами

Pov Антон.

Как же больно… Говорил себе “нужно принять болеутоляющее” и что теперь? Я сижу на уроке и стиснув зубы жду звонка. То, что у меня после выступления разболелась нога – еще пол беды. Надо было так покалечиться. Особенно ноют руки. Пальцы, щедро обвязанные пластырями, трясутся. Я выраниваю ручку. Наклоняюсь, поднимаю и с губ срывается глухой стон.

Добрая половина класса смотрит на меня. – Антон? – Учительница физики обеспокоена. Все, хватит, не могу больше терпеть. – Извините, мне нехорошо. Разрешите отойти в медпункт. – Конечно иди. Поднимаюсь, кидаю тетрадь и ручку в рюкзак, выхожу из класса. В медпункте меня ждал сюрприз, а точнее – полное отсутствие людей. Даже медсестры не было. Сюрприз был приятным.

Я захотел открыть ящик с лекарствами, но тот не поддался. Заперто. – Ты что-то хотел? – раздалось совсем рядом. За моей спиной стояла стройная женщина, я бы даже сказал, девушка в белом халате. – Да, – я мило, как мне самому показалось, улыбнулся. – Хотел попросить обезболивающее. Посильнее, если можно. – На каком основании, позволь узнать.

– Меня беспокоит нога, – терпеливо объясняю я. – а свои лекарства оставил дома. Не могли бы вы…- Исключено. – Но…- Иди на уроки, а если у тебя травма, то нужно было согласовать возможную выдачу лекарств с начальством. Я не могу позволить.Некоторое время я раздосадованно молчал, обиженно глядя на девушку.

– Может вы могли бы сделать исключение? Уверен, вы бы не хотели, чтобы я страдал.Делаю шаг ей навстречу, она передергивает плечами. Еще одна улыбка. Ну давай же, давай. – Только один раз, – на вдохе произносит она. В голосе слышится заметная неуверенность.- Один раз и нужен, – фальшивая улыбка не сходит с моего лица. Победа.

Победителю достается таблетка болеутоляющего, а проигравшей придется отчитываться перед начальством, за то, что выдает лекарства кому ни поподя. – Вы спасли мне жизнь. Никогда не забуду вашей доброты, – открыто переигрываю, но ей уже все равно.- Да что ты, не стоит благодарности. Это как-никак моя работа. На щеках девушки появляется румянец.

Секундную тишину разрушил звонок, оповещающий о конце пятого урока. Сегодня суббота. Устрою себе выходной. – Еще раз спасибо, – бросил я на выходе, не забыв обворожительно улыбнуться напоследок. Я шел к раздевалке, мне хотелось домой. Слишком лень было оставаться на музыку. Однако у выхода из школы меня ждал приятнейший на сегодня сюрприз.

У дверей стоял Максим, явно о чем-то думая, опустив глаза в пол.- Земля вызывает Макса, – я подожел к нему. – Эй! Все нормально?Я помахал рукой у его носа. – А? А, прости, задумался кое о чем. Ты в порядке? Куда собрался?Снова это выражение.

Ну почему каждый наш разговор превращается в допрос, не успев толком начаться?- Я домой, не очень хорошо себя чувствую, вот и отпросился у врача. Тупая ложь, но звучит так искренне, что грех не поверить. – Ясно.Так, что-то явно не так. Где ты витаешь? Ладно, если он не в состоянии говорить – за него все сделаю я. – Знаешь, я хотел спросить.

Ты еще не передумал учить меня, а то мало ли что. Он чуть помедлил с ответом, словно притворялся, что думал над ним. – Нет. С чего ты взял? Я просто…- Голова другим забита? Прости, не хотел отвлекать от мозгового штурма. Я улыбаюсь и хочу уйти, но в последнюю секунду останавливаюсь. – Если не передумал. Может во вторник? Ты свободен?- Д…да, разумеется.

Интересно, он спал два часа или три?- Тогда я подъеду часикам к шести. Получаю в ответ утвердительный кивок и наконец ухожу, оставив его наедине со своими мыслями. Я уверен, что он думает обо мне. Это не гордыня, нет, просто я бы тоже не мог перестать думать о парне, которому хватило смелости и наглости меня поцеловать.

Ухмыляясь я садился на мотоцикл и так же, с улыбкой, жал на газ. Остановился у своего дома и вынул из кармана джинс телефон, что уже вторую минуту пытался привлечь внимание к своей металической персоне. – Да.- Антон, привет, – звонил Кир. – ты не занят? Говорить можешь?- Ближе к делу. Для тебя у меня всегда найдется время. Конечно, ведь он мой лучший друг.

Единственный, когда-то спасший мне жизнь и терпящий все мои заскоки человек. Я его обожаю, хоть и произношу подобное только с долей сарказма в голосе. – Не можешь подъехать к Перекрестку? У меня к тебе разговор, – его голос звучал серьезно.- Да. Ты сейчас там? Буду минут через десять.Не дождавшись ответа я бросаю трубку, кладу телефон в карман и даю по газам. Любопытно.

Что могло понадобиться Кириллу от меня, да еще и в день моего законного отпуска? Странно. Обычно он меня несколько дней после выступлений не трогает, лишь изредка наведывается проверить, как я.Кстати, я же так про него и не рассказал. Кирилл Постов, двадцать лет. Студент второго курса медицинского института. В Перекрестке работает барменом. Обладает довольно яркой внешностью.

Светло-русые волосы, вечно перекрашенные в какой-нибудь неестественный цвет, глубокие серые глаза, прямые черты лица, спортивное, даже, я бы сказал, накаченное тело. Он выше меня на голову, что создает впечатление, будто я его младший брат. Как и обещал, через десять минут я был уже у клуба. В дверях меня ждал Кир. – Привет, – бросил я ему, слезая с мотоцикла.

– Привет, – ответил он.- Знаешь, у меня на сегодня запланировано кое-что, так что давай сразу к делу. Признаю, я ингода, даже часто, очень выбешиваю Кира, но тот стойко переносит все мои бзики и подобное.- К делу, так к делу. Антон, у тебя скоро выступление и я хочу, чтобы ты приходил на репетиции.Моя челюсть изъявила желание встретиться с асфальтом, но я ей этого не позволил.

– Я ведь уже говорил, что не тренируюсь. И не один раз говорил. До тебя не дошло?И все же с каждым из своего окружения я разный, пусть сами люди этого не замечают. Парень не желал сдаваться.- Ты же понимаешь, что сам делаешь себе хуже? Делаю хуже. Что ты имеешь в виду?- Я продумываю каждый шаг перед тем, как выступить, а затем выхожу на сцену и делаю все идеально.

Тебе не нужно волноваться. – Ты можешь тренироваться и этим подвергать себя меньшей опасности.Он меня раздражает. Знает ведь, что меня так до приступа истерии довести можно.- Я сказал нет, – холодно отрезал я. – Будь другом, не подходи ко мне эту неделю. Я придумаю новый номер и все будет как обычно. Знаешь, у меня есть дела, так что я пойду.Разворачиваюсь и собираюсь уходить.

Мое хорошее настроение упало ниже плинтуса. Поеду домой, посмотрю фильм и подумаю над номером…- Кто это? – летит мне вслед.- Не понимаю, о чем ты, – Не твоего ума дело.- Кто на этот раз? Девушка или парень?Он ведь не отстанет. Вот же проницательная тварь.- Парень. Из него выйдет хорошая игрушка, так и хочется сломать, – коварно улыбаюсь, мечтательно прикрывая глаза. – Смотри не заиграйся. Если он узнает…- Только в самом конце, когда он будет абсолютно и бесповоротно влюблен.Говорю это так, словно считаю оправданием. – Не волнуйся, – я сел на мотоцикл. – Я буду осторожно разбирать его сердце.

Даю по газам и уезжаю, напоследок оставив своему другу улыбку, искрящуюся от фальши.

Источник: https://www.wattpad.com/304282965-танец-на-стеклах-яой-договoренность-друг-враг-и

Частицы -не, -ни с разными частями речи

С еще незажившими ранами

ЗАДАНИЕ 13. НЕ с разными частями речи.

1. ГЛАГОЛЫ И ДЕЕПРИЧАСТИЯ.

Для этих частей речи правило одинаковое. Глаголы и деепричастия пишутся с НЕ раздельно, кроме тех, которые НЕ УПОТРЕБЛЯЮТСЯ без НЕ.

Глаголы: негодовать, недоумевать, несдобровать, невзвидеть света, невзлюбить, нездоровится (но НЕ поздоровится).

Деепричастия: негодуя, недоумевая, невзлюбив и т.д. Следует ЗАПОМНИТЬ написание фразеологизма НЕ ПОКЛАДАЯ РУК.

Отдельное внимание следует уделить словам с приставкой НЕДО-.

Сравним:

***неполноценное действие

Он систематически НЕДОедал (мало ел).

Он НЕДОсмотрел/НЕДОглядел за детьми (смотрел невнимательно).

***действие не завершено

Ребёнок НЕ ДОедал суп (потом доест).

Он НЕ ДОсмотрел спектакль (посмотрел не до конца).

Другие примеры глаголов с присатвкой НЕДО-: недосыпать, недослышать, недоучесть, недобрать баллов, недоварить картофель; недовыполнить план; недогрузить вагон; недооценить свои возможности; недополучить часть средств; недовернуть гайку, недовесить крупы.

2. ПРИЧАСТИЕ.

Причастие пишется с НЕ раздельно, если:

1) Есть противопоставление с союзом А (не принятый, а пропущенный звонок).

2) У причастия есть зависимые слова (не замеченные врагами партизаны).

***если в качестве зависимых слов выступают ТОЛЬКО наречия меры и степени, то причастия пишутся СЛИТНО с НЕ (СОВСЕМ непродуманный план; ВЕСЬМА непропечённый пирог).

***наречия меры и степени: совершенно, абсолютно, весьма, крайне, очень, почти, совсем и т.д.

3) Причастие стоит в краткой форме (ошибки не исправлены; хулиганы не наказаны).

В остальных случаях причастия пишутся СЛИТНО с НЕ: незамеченные партизаны; неисправленные ошибки; ненаказанные хулиганы и т.д.

3. ВСЕГДА СЛИТНО с ВОПРОСИТЕЛЬНЫМИ СЛОВАМИ.

Всегда слитно НЕ пишется со словами, которые мы условно назвали вопросительными. В эту категорию мы поместили некоторые наречия и местоимения. Запомнить таким образом их будет наиболее просто.

МЕСТОИМЕНИЯ: неКТО, неЧТО, неКОТОРЫЙ, неСКОЛЬКО.

Обратите внимание, что местоимения могут изменяться по падежам. В падежной форме — тоже слитно: некого, некем, нечем, нечему, некоторых и т.д.

***Если появляется предлог, пишем раздельно: не к кому, не от кого, не с кем, не перед чем, не за чем (спрятаться).

НАРЕЧИЯ: неГДЕ, неКУДА, неОТКУДА, неЗАЧЕМ, неКОГДА и т.д.

4. ВСЕГДА РАЗДЕЛЬНО.

ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ

Любые числительные всегда пишутся раздельно с НЕ: не второй, не четыре, не пять седьмых, не семеро и т.д.

МЕСТОИМЕНИЯ

Местоимения пишутся раздельно с НЕ (за исключением тех, которые мы перечислили выше, среди “вопросительных” слов).

Личные: не я , не мы (и в падежной форме: не меня, не мной, не его, не нами и т.д.).

Притяжательные: не мой, не свой, не ваш.

Указательные: не этот, не такой, не то.

Определительные: не сам, не самый, не весь, не всякий, не каждый, не любой, не иной, не другой.

Возвратное: не себя.

Не забывайте,что местоимения изменяются по падежам. Будьте внимательны к падежным формам.

НАРЕЧИЯ

Наречия (за исключением указанных выше и наречий на -о/-е) пишутся с НЕ раздельно: не по-моему, не по-дружески, не сегодня, не здесь, не так, не вполне, не совсем и т.д.

5. ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ. НАРЕЧИЯ НА -О-/-Е-.

ОСНОВНЫЕ УСЛОВИЯ.

1) Если можно заменить СИНОНИМОМ без НЕ, то пишем СЛИТНО.

Недруг = враг (сущ.); неприятный = противный (прил.); нехорошо = плохо (наречия).

2) В вопросительных, восклицательных предложениях пишем РАЗДЕЛЬНО.

Не друг ли это твой?

Не красивый ли у них кот?

Не хорошо ли прошло мероприятие?

3) Если есть противопоставление с союзом А, то пишем РАЗДЕЛЬНО.

Не друг, а враг; не приятный, а противный; не хорошо, а плохо.

***союз НО не даёт противопоставления, и поэтому на него это правило не распространяется (при наличии союза НО чаще пишем СЛИТНО). Эта часть правила более актуальна для прилагательных.

Неприятный, но умный человек; некрасивый, но добрый человек.

4) Если есть УСИЛЕНИЕ ОТРИЦАНИЯ, то пишем РАЗДЕЛЬНО.

Слова, которые могут усилить отрицание: ДАЛЕКО, ВОВСЕ, ОТНЮДЬ + все слова с приставкой НИ.

Далеко не умный; вовсе не друг; отнюдь не добрый; нисколько не интересный.

ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ. ЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ.

1) Зависимые слова ни на что не влияют.

Незнакомый нам человек.

2) КРАТКИЕ прилагательные пишутся КАК ПОЛНЫЕ.

Невысок; далеко не умён; некрасив, но вежлив.

3) Относительные и притяжательные прилагательные пишутся РАЗДЕЛЬНО с НЕ.

Не серебряный; не зимний; не мамин (шарф); не каменный.

4) Вкус и цвет пишем РАЗДЕЛЬНО с НЕ.

Не горький; не сладкий; не красный; не синий.

5) Внимательнее с НАРЕЧИЯМИ СТЕПЕНИ. Они не могут усилить отрицание. Наоборот: если есть наречие степени (и нет других условий), то пишем СЛИТНО.

Крайне неуместный; весьма незатейливый; абсолютно неумный.

НАРЕЧИЯ СТЕПЕНИ: крайне, абсолютно, весьма, почти и т.д.

6. СЛОВА, КОТОРЫЕ СЛЕДУЕТ ЗАПОМНИТЬ.

1) Слова, которые не употребляются без НЕ.

Прилагательные: небрежный, невзрачный, неприязненный и т.д.

Прилагательные на -мый: никем непобедимая армия; ни для кого непостижимый случай; ни при каких условиях неповторимый эксперимент.

Существительные: невежда, неверие, невзгода.

Глаголы: негодовать, недоумевать, несдобровать, невзвидеть света, невзлюбить, нездоровится (но НЕ поздоровится).

Наречия: неизбежно, нелепо, недоумевающе.

2) Пишутся раздельно с частицей не краткие формы прилагательных, которые не употребляются в полной форме или имеют в полной форме иное значение: не готов к отъезду; не должен так поступать; не намерен молчать; не обязан помогать; не рад встрече; не склонен верить; не расположен к беседе.

3) Чаще встречается раздельное написание в парах: не нужен — ненужен, не прав — неправ, не согласен — несогласен, не способен — неспособен.

4) Раздельно частица не пишется с формами: больший, меньший, лучший, худший.

Запомните: не ниже, не выше, не лучше, не хуже, не ближе, не беднее, не более, не менее.

5) Причастия в значении прилагательных: доселе невиданное и неслыханное мною.

6) Раздельно со словами категории состояния (предикативными наречиями): не надо, не время, не жаль (но: недосуг, неохота и др.).

7) Наречия в сочетаниях отымённого происхождения: не в зачёт, не в меру, не в пример, не к добру, не к спеху, не по вкусу, не под силу, не по нутру, не с руки.

8) Фразеологизм: НЕ ПОКЛАДАЯ РУК.

Источник: https://russkij.shkolkovo.net/catalog/ne_ni/raznye_chasti_rechi

О чем молчит польша: шашни с гитлером и концлагеря для русских

С еще незажившими ранами

Президент Польши Анджей Дуда рассказал о сговоре Иосифа Сталина и Адольфа Гитлера, целью которого было уничтожение Польши.

Красную Армию Дуда назвал главным союзником нацистской Германии и посетовал, что современная Россия «ведет себя так, как будто ничего об этом не знает».

При этом президент Польши тактично умалчивает о некоторых страницах собственной военной и предвоенной истории. Аналитический портал RuBaltic.Ru выделил 5 фактов, о которых предпочитает «забыть» Анджей Дуда.

1. Концлагеря для красноармейцев

О незавидной участи красноармейцев, которые оказались в польском плену в 1919-1922 годах, хорошо известно современным историкам. Даже поляки не отрицают тот факт, что в их лагерях коммунистам, мягко говоря, приходилось несладко. Но вокруг цифр споры ведутся до сих пор. Варшава уверена, что российская сторона намеренно преувеличивает масштабы явления.

К примеру, два года назад МИД Польши выразил недовольство в связи с размещением на военном кладбище в Катыни информационных стендов с информацией о численности красноармейцев, погибших в польском плену.

«По собственному опыту знаю, что любая попытка разобраться в причинах и масштабах катастрофы тут же вызывает обвинения польских коллег, чиновников и СМИ в стремлении преуменьшить масштабы катынского преступления, — утверждает доктор исторических наук Геннадий Матвеев. — Для этого в Польше даже придумали термин “анти-Катынь”».

В любом случае, польская неволя для десятков тысяч пленников превратилась в настоящий ад.

Кого-то расстреливали без суда и следствия, кого-то с незажившими ранами отправляли на поле боя, кто-то умирал по дороге в стационарные лагеря. Польские источники склонны пенять на эпидемию тифа. Но, во-первых, одной только эпидемией массовый мор узников не объясняется. Во-вторых, вспышкам заболеваний способствовали ужасные санитарные условия в местах заключения.

Нечеловеческие условия обращения с красноармейцами возмущали даже польскую контрразведку. В одном из ее секретных докладов читаем следующее: «Беззаконие, царящее там (в лагерях — прим. RuBaltic.Ru), сводит на нет усилия польской антибольшевистской пропаганды в Красной Армии. Все это может оказать негативное влияние на ход войны и на будущее польско-российских отношений».

Варшава до сих пор пытается доказать, что жестокость Советского Союза была иррациональной и беспочвенной. Над пленными поляками издевались «просто так». 60 тысяч советских военнопленных, которые, по подсчетам министерства иностранных дел РСФСР, бесследно исчезли в польских концлагерях, в эту картину не вписываются.

2. Дискриминация коренного населения Западной Украины и Беларуси

Ввод Красной Армии в Восточные Кресы Сталин обосновывал необходимостью защитить от немцев братьев-украинцев и белорусов, которые проживали в восточных воеводствах Второй Речи Посполитой. В действительности перед Москвой стояла задача максимально отодвинуть на запад линию фронта предстоящей войны.

Но это не отменяет того факта, что Красную Армию Западная Украина и Беларусь встречали цветами.

На землях, которые по Рижскому договору 1921 года вошли в состав Второй Речи Посполитой, польское руководство гарантировало лицам русской, украинской и белорусской национальностей «свободное развитие культуры, языка и выполнение религиозных обрядов».

Эти гарантии так и остались на бумаге. А на деле территории, заселенные украинцами и белорусами, превратились в заповедник бесправия.

Для полонизации инородцев Варшава использовала широкий спектр инструментов: культурная дискриминация, переселенческая политика, борьба с православием.

На Западной Украине новоявленные колонизаторы получили жесткий ответ в виде националистического террора. Пожалуй, самый яркий эпизод этой борьбы — убийство в 1934 году министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого (в организации покушения принимал участие Степан Бандера). Поляки, в свою очередь, с противниками режима тоже не церемонились…

Добиться ассимиляции белорусов и украинцев Варшава не смогла (или не успела). Зато настроила против себя коренное население Западной Украины и Беларуси, которое в 1939 году с облегчением скинуло с себя польское иго.

3. Шашни Пилсудского с Гитлером

Отчаянные попытки выставить Польшу в роли главной жертвы Второй мировой войны разбиваются о суровую реальность.

По факту в предстоящей мировой бойне Варшава отводила себе «место под солнцем» — рядом с «великим фюрером», который будет воевать с СССР и поможет полякам оккупировать всю Украину.

«Политическая перспектива для европейского востока ясна, — говорил посланник Польши в Иране Ян Каршо-Седлевский в 1938 году. — Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом, а Польша поддержит, добровольно или вынужденно, в этой войне Германию.

Для Польши лучше до конфликта совершенно определенно встать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего на Украине, могут быть обеспечены лишь путем заранее достигнутого польско-германского соглашения».

Первый договор о ненападении Адольф Гитлер заключил в 1934 году с поляками (для фюрера это был настоящий дипломатический успех).

Позже Варшава поможет немцам расчленить Чехословакию, «откусив» от нее Тешинскую область. Она же откажется пропускать через свою территорию советские войска, которые были готовы дать отпор нацистской агрессии.

В итоге наполеоновские планы «пилсудчиков» накрылись медным тазом.

Проблема «данцигского коридора» превратила Польшу из союзника Третьего рейха в его «главную жертву».

Но выдающиеся заслуги поляков в деле разжигания Второй мировой войны трудно поставить под сомнение.

4. Польский коллаборационизм

Вопрос польского коллаборационизма — тот самый случай, когда Анджей Дуда «ведет себя так, как будто ничего об этом не знает». Именно под патронатом президента Польши совсем недавно прошли торжественные мероприятия, посвященные 75-летию образования печально известной Свентокшиской бригады, она же бригада Святого Креста.

Варшава, по большому счету, наступает на «прибалтийские грабли».

То, что бригада Святого Креста открыто сотрудничала с нацистами, входила в состав СС и принимала участие в убийствах евреев, современное руководство Польши не смущает.

Главное, что с коммунистами боролась — за это прощаются любые грехи…

Комизм ситуации заключается в том, что и в самой Польше на Дуду обрушилась волна критики. Чествование коллаборационистов, которые воевали на стороне немцев (и с ними же отступали на Запад), осудили главный раввин Польши Михаэль Шудрих, один из лидеров «Гражданской коалиции» Бартоломей Сенкевич, член руководства партии «Левица Разем» Андиан Зандберг.

Даже потомки офицеров антисоветской Армии Крайовой написали Дуде письмо, в котором напомнили о «славных» страницах истории Свентокшиской бригады.

Но президент все равно «ведет себя так, как будто ничего об этом не знает».

5. Земли, подаренные Сталиным

По окончании войны Польша очень хотела получить обратно территории, которые в сентябре 1939 года заняла Красная Армия (в особенности Львов). Но позиция Сталина была непреклонной: «Мы украинской землей не торгуем».

Другими землями «вождь народов» торговал охотно. В случае с Польшей это была даже не торговля, а благотворительность.

С легкой руки Сталина Варшава получила контроль над так называемыми «возвращенными землями» (или «немецкой Польшей») и обширный выход к Балтийскому морю.

По мнению советского руководства, это с лихвой компенсировало полякам потерю Западной Украины и Западной Беларуси.

В общем, кровожадности «главному союзнику Гитлера» в 1945 году не хватило.

Вместо того, чтобы высасывать соки из ненавистной Польши (как высасывали соки из Веймарской республики после окончания Первой мировой), Сталин отчего-то изыскивал для нее компенсации. Да еще какие! Как показывает история, можно было сильно не стараться. Хоть с Гданьском и Шецином, хоть без них, Польша своего отношения к России не меняет.

Источник: https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/04092019-o-chem-molchit-polsha-shashni-s-gitlerom-i-kontslagerya-dlya-russkikh/

Врач Фролов
Добавить комментарий